«Мы вынуждены сообщить, что прямо сейчас на нашу редакцию совершается атака неустановленных лиц, представляющихся различными ведомствами с требованием удалить статью. Мы требуем прекратить давление на независимых журналистов. Мы не намерены удалять опубликованный материал. Этим лицам же советуем решать проблемы в стране, а не пытаться заткнуть журналистов», — говорится в сообщении Village Kazakhstan в Telegram’е.

Журналистка Асем Жапишева, автор материала, в своем telegram-канале сообщила, что отключила телефоны. «После публикации репортажа мне начали поступать телефонные угрозы от неизвестных людей, представляющихся представителями разных ведомств с требованием удалить материал», — сообщила она.

— [Звонившие говорили] лучше удалите, пока не пожалели. Всей редакции Village сейчас звонят, я отключила телефоны. Им также писали сообщения с требованиями удалить, — сказала Жапишева Азаттыку.

Жапишева утверждает, что перед публикацией материала несколько раз связывалась с представителями Аружан Саин, уполномоченного по правам человека, которая три года назад рассказывала о вопиющем случае насилия в селе Абай, заявляя о поддержке пострадавшего и его семьи (позже Саин заняла пост детского омбудсмена).

«Но мне скинули ее старые интервью. Мальчик жил с бабушкой всё лето, ей угрожают, она живет там постоянно», — написала также Жапишева.

Материал под названием «Мальчик из Абая: Как живут пострадавшие от насилия спустя три года» вышел на сайте Village Kazakhstan 1 сентября. Автор после поездки в село Абай рассказывает о том, что происходит с семьей пострадавшего мальчика и теми людьми, которые первыми откликнулись на просьбу помочь после безуспешных обращений бабушки ребенка в полицию с требованием провести расследование.

Информация о насилии в отношении ребенка в селе Абай появилась в середине марта 2018 года. 60-летняя женщина рассказала Азаттыку, что ее внук «неоднократно подвергался избиениям и изнасилованиям» с августа 2017 года, сотрудники местной полиции приняли ее заявление лишь с третьего раза, но не давали ходу делу.

Этот случай вызвал широкий резонанс в казахстанском сегменте социальных сетей и в местных СМИ. На этом фоне власти региона объявили об освобождении от занимаемых должностей нескольких должностных лиц (как выяснилось, только на время).

В августе 2018 года Генеральная прокуратура сообщила о завершении следственных мероприятий по делу. По заявлению пресс-службы ведомства, уголовные дела в отношении трех из четырех подозреваемых были прекращены, поскольку на момент преступления все они, за исключением одного, не достигли 14 лет — возраста уголовной ответственности за сексуальное насилие. По информации Генпрокуратуры, действия четвертого подозреваемого квалифицированы по статье 121 Уголовного кодекса — о насильственных действиях сексуального характера в отношении заведомо малолетнего. В январе 2019 года он был приговорен к семи годам лишения свободы.

Вице-министр образования и науки Казахстана Бибигуль Асылова опровергла, что мальчик живет в Абае, где он подвергся насилию, но подтвердила, что там живет его бабушка.

«Действительно в настоящее время бабушка мальчика проживает в поселке Абай, а мама с ребенком в Алматы, они живут в квартире, которую им бесплатно предоставила волонтер [благотворительного] фонда. Сегодня Аружан была на связи с его мамой, всё в порядке, ребенок был на торжественной линейке в школе», — говорит Асылова.

Связаться с Аружан Саин Азаттыку не удалось. В социальной сети Instagram Саин написала, что ребенок с матерью «все эти годы живут в Алматы, нам это достоверно известно, так как они живут в квартире, которую им бесплатно предоставляет волонтер фонда, и с нее не съезжали». «Ребенок учится в школе, со здоровьем у него все в порядке, мама работает. Наш фонд оплачивал занятия мальчика с психологом. Я сегодня говорила с мамой, они а Алматы, мальчик был в школе, на каникулах оба ездили к бабушке в гости. Про интервью с бабушкой и про статью ей ничего не было известно, она связывается со своей мамой по этому поводу», — пишет Саин.

Жапишева указывает в Facebook’е, что мать с ребенком живут на съемной квартире, «с квартиры волонтера они давно съехали».

Источник: www.centralasian.org