Дилшодбек, трудовой мигрант из города Коканд на востоке Узбекистана, ездил на заработки в Россию более десяти лет. В этом году он собирается в соседний Казахстан.

«В Казахстане зарплата намного ниже, но я подсчитал, что в итоге особой разницы не будет, — говорит 42-летний Дильшодбек. — Мой двоюродный брат, который уехал в Россию в мае, потратил около 600 долларов на авиабилет и еще 300 долларов на разрешение на работу. На дорогу до Казахстана уйдет меньше денег».

Казахстан, похоже, готов принять трудовых мигрантов, большая часть которых согласна выполнять тяжелую физическую работу, на которую многие местные жители идти не хотят. Некоторые регионы Казахстана даже оплатили мигрантам из соседних стран дорожные расходы.

В мае власти расположенной на западе страны Атырауской области привезли из Узбекистана 600 человек для работы в сельскохозяйственном секторе. Месяцем ранее власти Атырау организовали специальный чартерный рейс для доставки 70 узбекских мигрантов, которых устроили работать дворниками.

Атырау, как и многие другие регионы Казахстана, столкнулся с серьезной нехваткой рабочей силы в 2020 году, когда из-за пандемии закрылись границы, и мигранты не смогли въехать в страну.

Актурлан Ерманов, глава крестьянского хозяйства в Атырауской области, — один из казахстанских работодателей, которые предложили оплатить приезд мигрантов из Узбекистана. Билеты и тесты на коронавирус стоят около 500 долларов на человека.

У Ерманова 1500 гектаров земли. На полях нужны рабочие руки. Но в богатом ресурсами Казахстане люди все больше не хотят идти на низкоквалифицированную физическую работу. Вакансии в крестьянских хозяйствах, на строительных площадках и базарах заполняют мигранты.

«Мигранты работают хорошо, — сказал Актурлан Ерманов в интервью местным СМИ. — Местные начинают и не доводят дело до конца. Резко увольняются или вообще просто на следующий день не приходят на работу».

Дворники в Атырау зарабатывают около 330 долларов в месяц, им положены дополнительные льготы как муниципальным рабочим. Как сообщают местные СМИ, работающие в сельскохозяйственном секторе мигранты получают около 235 долларов в месяц.

Это неплохая зарплата для трудовых мигрантов из Узбекистана, Кыргызстана, Таджикистана и Туркменистана, где люди получают гораздо меньше за аналогичную работу.

Россия была основным направлением для миллионов трудовых мигрантов из Центральной Азии после распада Советского Союза. В Казахстан в первые годы после распада СССР отправлялось в разы меньше желающих заработать. Но это число неуклонно растет с 2014 года, когда Россия столкнулась с экономическим спадом и внезапным обвалом рубля. Девальвация означает на практике, что мигранты стали зарабатывать и отправлять домой значительно меньше денег в пересчете на свою валюту.

Согласно официальной статистике, число узбекских трудовых мигрантов в Казахстане увеличилось как минимум в десять раз за последние пять лет. До пандемии, по оценкам некоторых источников, их было около 360 тысяч. Несмотря на закрытие границ в связи с пандемией, в январе в Казахстане находилось около 209 300 узбекистанцев, по данным министерства экономики и сокращения бедности Узбекистана.

Вторая по величине группа — мигранты из Кыргызстана. В январе государственная миграционная служба Кыргызстана сообщила, что в Казахстане, одном из членов возглавляемого Россией Евразийского экономического союза (ЕАЭС), трудятся около 35 тысяч кыргызстанцев. Как граждане государства, входящего в ЕАЭС, граждане Кыргызстана могут на законных основаниях жить и работать в Казахстане.

Согласно официальной статистике из Таджикистана, до пандемии в Казахстане работало около 14 тысяч граждан этой страны.

Мигранты из Центральной Азии говорят, что ментальная близость Казахстана, сходство языка и культуры, а также относительно простые требования для получения разрешения на работу сделали его привлекательным местом для поиска работы. Чтобы получить разрешение на работу в России, им нужно сдать экзамен на знание русского языка и истории, тогда как в Казахстане подобных требований не предъявляют.

В отличие от ситуации в России, преступления на почве ненависти и ксенофобии в Казахстане редки. «До 2019 года я зарабатывал около 700 долларов в месяц, работая на частной даче в России, — рассказывает Дильшодбек. — В Казахстане я могу получить примерно половину этой суммы. Но при этом мне не нужно все время оглядываться через плечо, постоянно опасаясь нападений или оскорблений».

Источник: www.centralasian.org