Молодая семья обвиняет прокуратуру города Самарканда в попытке замять это дело. Однако в прокуратуре опровергают все обвинения в свой адрес.

15 июля 2021 года россиянка Розагуль Коканова родила в одном из частных родильных домов Самарканда мертвого сына.

Куконова, которая и сама является врачом, утверждает, что смерть ее ребенка, который был жив в ее утробе, наступила «в результате хладнокровия и непрофессионального лечения врачей».

Супруг Розагуль Юрий Ибрагимов сказал, что «его ребенок умер во время операции».

– Моя жена и сама является врачом. После нашей свадьбы в прошлом году она прилетела из России в Самарканд. Мы решили, что наш ребенок должен появиться на свет именно здесь.​ Жена стояла на учете и в местной поликлинике, и в частной клинике. В развитии плода не было никаких патологий. Когда наступило время родов, сердце ребенка билось, никаких проблем не наблюдалось. Жена сказала врачам, что ребенок крупный и просила их провести кесарево сечение. По словам моей жены, главный гинеколог Г.З. частного роддома начала давить на ее живот, но ребенок застрял, после чего врачи прокесарили мою жену. Ребенок родился мертвым. Врачи начали придумывать разные причины. Вначале они сказали, что у ребенка была TORCH-инфекция, затем сказали, что у него выявили какую-то патологию, потом вообще придумали, что он умер от обвития пуповины вокруг шеи, – говорит Юрий Ибрагимов.

По словам собеседника, после смерти ребенка он обратился в прокуратуру города Самарканда с жалобой на действия врачей частного роддома. Мужчина говорит, что для установления причины смерти его ребенка была назначена независимая экспертиза, в ходе которой выяснилось, что «у младенца отсутствуют некоторые внутренние органы».

Юрий Ибрагимов говорит, что прокуратура города Самарканда два раза приостановила предварительное расследование и отказала в возбуждении уголовного дела.

– 17 июля я обратился в прокуратуру города Самарканда. 16 августа прокуратура отказала в возбуждении уголовного дела под предлогом проведения дополнительной доследственной проверки. В объяснительной врачей говорится, что гибель новорожденного ребенка могла произойти из-за TORCH-инфекции, либо в результате развития асфиксии после гипоксии в процессе родов. Одним словом, они не обнаружили признаков преступления в действиях врачей и направили документы в Управление координации деятельности органов внутренних дел Самарканда для установления причин извлечения внутренних органов ребенка. 8 октября этого года городская прокуратура отказала в возбуждении уголовного дела. Областная прокуратура провела проверку и тоже отказала в возбуждении уголовного дела. С тех пор мы не получили ни одного внятного ответа по этому делу. Никто не может нам ответить на вопрос о том, «куда исчезли внутренние органы ребенка и почему они были извлечены», – говорит Юрий Ибрагимов.

Собеседник утверждает, что ему удалось выяснить, что частный роддом в Самарканде, где рожала его супруга, не имел государственной лицензии.

В заключении медицинской экспертизы действительно говорится о том, что ребенок Розагуль Кокановой умер из-за асфиксии. Однако ходе проведения экспертизы специалисты выяснили, что у умершего младенца отсутствуют некоторые внутренние органы, а именно, тимус, легкие и бронхи, левая доля печени, селезенка, левая почка и надпочечные железы.

В заключении медицинской экспертизы также сказано, что младенец был принят без плаценты, однако сотрудники роддома заявили, что отправили ребенка на экспертизу вместе с плацентой.

Как говорят Розагуль Коканова и ее муж Юрий Ибрагимов, прокуратура города Самарканда до сих пор не смогла найти ответ на вопрос о том, куда делись внутренние органы их мертворожденного ребенка.

Старший помощник прокурора города Самарканда Джамшид Негматов заявил об отсутствии оснований для возбуждения уголовного дела по делу семьи Ибрагимовых.

Однако прокурор Негматов оставил без ответа вопросо том, почему внутренние органы мертворожденного ребенка были извлечены без уведомления и без согласия родителей.

Розагуль Коканова и ее муж Юрий Ибрагимов говорят, что продолжат искать ответ на этот вопрос.

Узбекистан числится в списке стран с высокими показателями младенческой смертности.

По данным ЮНИСЕФ, 57 процентов смертей среди детей в возрасте до 5 лет в Узбекистане происходит в неонатальном периоде – первые 28 дней жизни. Специалисты обращают внимание на три основные причины – ранние роды, асфиксия и инфекции.

Источник: www.centralasian.org