Макс Бокаев сказал, обращаясь к собравшимся, что без народной поддержки его бы «сгноили» в тюрьме. У ворот тюрьмы он выступил с предложением собираться на общенациональные митинги по воскресеньям, с 28 февраля по 28 марта, с требованием проведения реформ.

«Если правительство не образумится, не прислушается к нам, то с 3 апреля мы будем устанавливать палаточные лагеря на площадях», — сказал Бокаев после освобождения.

Вместе с встречавшими его людьми Макс Бокаев отправился на площадь Исатая и Махамбета, где в апреле 2016 года он выступал на земельном митинге, после которого подвергся задержанию и уголовному преследованию.

На площади активист сказал, что Казахстану, как он считает, нужна новая Конституция.

— К сожалению, [бывший президент Казахстана Нурсултан] Назарбаев превратил нашу Конституцию в туалетную бумагу. Нам нужна новая Конституция, мы должны это требовать от Назарбаева и [действующего президента Касым-Жомарта] Токаева, — сказал Макс Бокаев.

За день до освобождения Бокаев сообщил соратникам во время звонка с тюремного таксофона, что судья Даулешова вынесла дополнительное постановление по представлению департамента уголовно-исполнительной системы Атырауской области, «уточняющее» предусмотренное основным приговором ограничение на занятие общественной деятельностью сроком на три года.

По словам Бокаева, предположительно, речь идет о попытке запретить ему пользоваться социальными сетями, что сам он считает маловероятным. Бокаев сказал, что текст постановления ему на руки не дали и он ничего не подписал. Ни он, ни его адвокат при вынесении постановления в суде не присутствовали.

48-летний гражданский активист Макс Бокаев был приговорен к лишению свободы после многотысячного митинга против земельной реформы в апреле 2016 года в Атырау. Митинги охватили затем другие города, и на фоне протестов власти объявили мораторий на вступление в силу спорных поправок к земельному кодексу, предусматривающих в числе прочего передачу угодий в длительную аренду иностранцам. Бокаев был взят под арест и осужден по обвинениям в «разжигании социальной розни», «распространении заведомо ложной информации» и «нарушении закона о митингах».

Осужденному вместе с Бокаевым активисту Талгату Аяну в апреле 2018 года​ заменили неотбытую часть пятилетнего тюремного срока на ограничение свободы. 29 июля 2019 года суд освободил его. Аян, как и Макс Бокаев, отвергал предъявленные ему обвинения. Бокаев отказался подавать ходатайство об условно-досрочном освобождении. В апреле 2018 года казахстанские правозащитники включили Бокаева в список политических заключенных.

Источник: www.centralasian.org