Первое судебное разбирательство, которое проходит за закрытыми дверями, состоялось 10 марта. В суде сообщили, что дело поступило судье Бакыту Ермаханову по двум статьям: 124, часть 2 («Развращение малолетнего отчимом»), и 121, часть 4 («Насильственные действия сексуального характера по отношению к малолетнему»). Во время следствия дело рассматривали по статье 120, часть 4 («Изнасилование человека, не достигшего 14 лет»).

— Нас пригласили в суд, а он [подсудимый] участвовал через видеосвязь. Всё прошло тихо, пока не было допросов свидетелей, — рассказала мама потерпевшей девочки Самира Дусталиева.

По версии обвинения, в сентябре прошлого года подсудимый взял свою падчерицу на съемную квартиру, чтобы убраться там после выезда оттуда его начальницы, гражданки Италии. В квартире произошло изнасилование. Спустя пять дней, как рассказала Самира, дочка призналась ей в случившемся, показав диктофонную запись, где отчим предлагал ей «снова поехать на квартиру и повторить».

— Мы сразу же обратились в полицию, но уже пять дней прошло, и его анализы были уже чистыми. К тому же в тот же день, когда мы поехали в полицию, он всё понял, вымылся и даже ногти все состриг — готовился. Судмедэкспертиза дочери не показала повреждений, но это физиологическое строение такое, — рассказала мама девочки.

Слова Самиры подтверждает адвокат семьи Сагынгали Елеуов. Но предоставить другую, более полную информацию по делу он не может: подписал бумаги «о неразглашении».

Наличие травмы у девочки подтвердила психолог Райса Байдалиева. Она выступает в деле экспертом и сейчас проводит с девочкой терапию.

— У нее высокие показатели по всем основным критериям ПТСР (посттравматического стрессового расстройства). На то, что она не обманывает, указывают и особенности её невербального поведения. В первую очередь выраженная реакция четверохолмия, которая обычно и является наиболее характерным признаком посттравмы. Механизм этой реакции состоит в том, чтобы продолжать сохранять бдительность, то есть происходит постоянная мобилизация организма, чтобы увидеть опасность и спастись, — рассказала Байдалиева после обследования состояния ребенка.

Сам подсудимый «в полном объеме не признаёт своей вины», сообщает его адвокат Мереке Габдуалиев. Другие подробности юрист рассказать отказался, сообщив, что «процесс закрытый».

— Нами были поданы несколько ходатайств, которые суд удовлетворил частично, — добавил Мереке Габдуалиев.

Мама подсудимого Айсулу Аймагамбетова не согласна с обвинениями в адрес ее сына. Женщина считает, что «сноха делает всё специально из ревности». Женщина рассказала Азаттыку, что Самира не давала мужу развод и ревновала к начальнице-итальянке. По ее словам, желание Аймагамбетова развестись и стало поводом для «мести».

— Он хотел развестись, но она не давала развода. Они специально это всё придумали, чтобы отомстить ему. Сноха сказала, что сгноит его в тюрьме, — рассказала мать подсудимого.

Как сообщили Азаттыку в гражданском суде, заявление на развод от Дусталиевой поступило первый раз 24 августа прошлого года. Повторно в суд она обратилась 20 декабря 2020 года.

Самира говорит, что впервые решила развестись из-за регулярных побоев, будучи беременной третьим ребенком. Но муж, получив сообщение из суда о предстоящем заседании, избил ее и дочек, отобрал телефоны и запер дома.

— У меня случились преждевременные роды, я не могла после заниматься разводом: дочка родилась болезненной. Повторно я подала заявление в декабре, а в январе он подал встречное заявление о разделе имущества, — рассказала Самира Дусталиева.

Айсулу Аймагамбетова также говорит о желании сына разделить имущество во время развода. Но она утверждает, что изначально сын хотел только развода. Делить жилье и машины он решил после того, как «всё случилось».

Источник: www.centralasian.org