— Я буду голодать, пока не возбудят заново уголовное дело, пока не накажут виновных, — говорит Рейбант.

25-летний сын Ирины Рейбант, Анатолий, в марте 2017 года перед поездкой в Россию, где он работал вахтовым методом, выпил вместе с другом на улице, их задержали полицейские, которые доставили мужчин сначала в отделение, затем в Центр временной адаптации и детоксикации. Узнав о том, что сына доставили в вытрезвитель, Ирина с мужем прибыли на место и увидели, как пять полицейских избивают Анатолия Рейбанта на территории. Об увиденном она рассказала Казахстанскому бюро по правам человека: «Они хватали его за волосы и били головой об лёд, толкали ему ботинки в рот. Когда сын пытался встать на колени, у него были застёгнутые руки за спиной в наручники, они били ногами по телу чтоб он не успел поднять голову и разглядеть их лица».

После избиения у Рейбанта диагностировали сотрясение мозга, перелом носа и лицевого скелета. Через несколько месяцев, 4 июля, он умер дома. Эксперты пришли к выводам, что у него произошел приступ неконтролируемой рвоты, вызванной повреждениями носоглотки. Мать считает, что смерть стала следствием жестокого избиения.

— Мне из Новосибирска помогали люди, судмедэксперты. Они мне сказали, чтобы ни в коем случае не захоранивала останки, потому что будет суд, останки понадобятся. И останки, знаете, [хранятся], — говорит Ирина Рейбант.

В отношении полицейских завели дело о «превышении полномочий», расследование несколько раз закрывали и возобновляли. 15 июля этого года следственные действия в очередной раз были прекращены. В тот же день Ирина Рейбант вышла с протестом к зданию прокуратуры. Полиция задержала ее.

— Поставила акимат в известность, что я выхожу на голодовку. Я вышла к прокуратуре города. Меня тогда сотрудники полиции схватили как собаку и увезли в управление, там часа три-четыре продержали, — говорит Ирина Рейбант.

Ирина Рейбант с 26 июля находится на голодовке, пьет лишь воду. Состояние ее здоровья ухудшилось.

— Мой вес был 72 килограмма, сейчас стал 58. Есть тошнота. В голове бывает туман, как и в глазах. Голова кружится. Страшно глядеть. Хочу сдать общий анализ крови дома. Знаете, что-то случится, в больницу увезут, укол поставят и скажут, что я ела. Не доверяю уже им, ни врачам, ни полиции, — говорит она.

С момента начала голодовки к Рейбант не приходили сотрудники прокуратуры, полиции, акимата, не интересовались ее состоянием.

Источник: www.centralasian.org