Это своего рода геополитический выбор между Москвой и Пекином – со всеми вытекающими из этого последствиями.

Таджикистан в 2021 году: какие основные тренды будут превалировать в развитии страны в наступающем году.

Такие ежегодные прогнозы имеют огромное значение, так как позволяют правительству и обществу (как и международным организациям, задействованных в стране) заблаговременно внести изменения в свои планы, не допустить ошибок, и предотвратить наиболее нежелательные варианты развития ситуации.

Внутренняя и внешняя политика

Наиболее важным событием 2020 года в Таджикистане являются президентские выборы, на которых победу одержал действующий Президент Эмомали Рахмон. Эти выборы, по сути, должны были определить политический расклад в стране на последующие семь лет, то есть на следующий президентский срок. Также, в 2020 году был определён и порядок транзита власти, так как Рустами Эмомали сын действующего президента, де-факто принял на себя статус его основного преемника.

После избрания Рустама Эмомали Председателем Национального Совета (Маджлиси Милли), этот вопрос выглядит уже решённым. Во всяком случае, большинство экспертов и обозревателей сегодня считают, что личность основного политического преемника уже определена.

Таким образом, в новый 2021 год (и следующее десятилетие) Таджикистан вступает в состоянии, когда основные политические фракции достигли определённого компромисса и согласия относительно будущего политического расклада, распределения полномочий и ресурсов между собой.

Как правило, такой компромисс является определённым гарантом политической стабильности, как в верхнем эшелоне власти, так и в административной системе в целом. Конечно, это не исключает возможного обострения конкуренции за ресурсы и власть между различными номенклатурными фракциями. Однако, скорее всего, конкуренция между фракциями будет вестись в определённых границах, не ставя под угрозу имеющиеся договорённости по транзиту власти.

Это предполагает, что в наступающем году не стоит ожидать каких-либо серьёзных изменений в кадровой политике правительства. Большая часть кадровых перестановок уже была произведена вскоре после окончания президентских выборов в октябре-ноябре 2020. Как правило, в феврале-марте может последовать новая серия кадровых назначений меньшего масштаба, но и в этом случае, речь будет идти скорее о перестановке кадров внутри системы.

Скорее всего, в условиях кризиса следует ожидать некоторое ускорение процесса сближения и слияния административного аппарата, и крупных частных монополий, занимающих привилегированное положение в экономике страны. Данное явление наблюдается в стране на протяжении, как минимум, последних двадцати лет.

В таджикском контексте, это означает, что ведущие политики и лидеры номенклатурных групп становятся собственниками или основными акционерами крупных коммерческих компаний, занимающих монопольное положение в различных отраслях таджикской экономики.

Правительство России предложило обязать мигрантов сдавать биометрию

Большинство экспертов и обозревателей не предвидят каких-либо кардинальных изменений во внешней политике государства. Основным вопросом по-прежнему останется перспектива вхождения Таджикистана в Евразийское экономическое сообщество (ЕАЭС).

Здесь на позицию таджикского правительства воздействуют два противоположных фактора – с одной стороны, интересы крупных монополий, завязанных на торговлю с КНР, которые по-прежнему будут препятствовать вхождению страны в ЕАЭС. С другой стороны, экономическая ситуация и резкое ухудшение положения таджикских мигрантов в России подталкивает таджикское правительство к вхождению в ЕАЭС.

Скорее всего, в 2021 году вступление Таджикистана в ЕАЭС всё-таки маловероятно. Прежде всего, основную роль здесь сыграет фактор продолжающейся пандемии и карантина в России, вследствие чего российское руководство вряд ли пойдёт на дальнейшее расширение ЕАЭС, вхождение в эту организацию новых членов, открытие границ для новой волны трудовой миграции, и так далее.

Экономика и финансы

Скорее всего, в наступающем году в ситуациях в сфере экономики продолжит оставаться крайне сложной. В основном, конечно, всё будет зависеть от развития ситуации на глобальном уровне. Главные вопросы – как долго продолжится пандемия Ковид-19, и связанный с ней экономический кризис, падение спроса на сырьё, спад производства, и так далее.

Для Таджикистана ключевое значение имеет состояние российского рынка труда. Если он не восстановится в следующем году, то таджикскую экономику и социальную сферу ожидают тяжёлые времена.

Однако, даже при наилучшем раскладе, карантин (социальная изоляция) в крупных российских городах, судя по всему, в том или ином виде, продолжится, по крайней мере до середины весны – начала лета. Это означает, что и восстановление таджикской экономики и доходов бюджета будет отложено на конец года. По мнению специалистов ЕБРР, возвращаться на прошлогодние показатели ВВП Таджикистан будет довольно долго, и лишь в 2022-м удастся достичь прежних 7,4%.

Рынок Худжанде.

Соответственно в 2021 году, в экономике страны продолжаться следующие основные тенденции:

Во-первых, падение доходов бюджета и показателей ВВП, 30% которого формируется за счёт поступления в страну денежных переводов мигрантов. По доходам бюджета также ударит и продолжающееся снижение спроса на основные экспортные товары, поставляемые на внешний рынок – прежде всего, хлопок и алюминий.

Во-вторых, эксперты прогнозируют дальнейшую девальвацию национальной валюты — сомони, которая уже составила в уходящем году 16,6%. Соответственно, в условиях кризиса, правительству всё труднее будет поддерживать сомони. В лучшем случае, властям удастся добиться контролируемого и постепенного процесса падения курса сомони. Если брать в качестве анализа предыдущие годы, то следующее снижение курса сомони следует ожидать весной, а затем в конце 2021 года.

В-третьих, следует ожидать также и рост инфляции, прежде всего, на импортные товары. Основной задачей правительства в этих условиях является предотвращение роста цен на семь основных видов продовольственных товаров, составляющих основу рациона большинства населения. А именно на муку (хлебобулочные изделия, макароны, хлеб), растительное масло, сахар, овощи (картофель, лук, морковь), мясо, яйца и рис.

К сожалению, в 2020 году власти так и не сумели справиться с этой задачей. По данным ЕБРР, инфляция по итогам прошедшего сентября составила 6,6%. К концу 2020, по прогнозам той же организации, инфляция должна была возрасти до 8,5%. В 2022 году, по тем же данным, инфляция окажется в пределах 5,2%.

При этом следует отметить, что данные международных экспертов составляются на основе официальной статистики, которая обычно представляет более оптимистичный вариант отчётности. Поэтому, реальное положение дел, в частности, уровень инфляции, может также отличаться в худшую сторону. В первую очередь, это касается роста цен на некоторые виды основных продуктов питания, который, на самом деле, получается намного выше общих показателей инфляции.

Так, в ноябре, цены на растительное масло и сахар на многих рынках столицы Душанбе выросли на 30 процентов, цена на сахар выросла на 40%, а стоимость растительного масла — приблизительно на 30%.

Как и в этом году, политика официальных властей будет заключаться, скорее всего, в применении внеэкономических мер чисто административного характера, таких как запрет на повышение цен для розничной торговли. При этом правительство практически не затрагивает интересы крупных компаний, которые монополизировали импорт промышленных и продовольственных товаров в страну.

Социальная сфера

Резкое падение социальных показателей уровня жизни населения – снижение доходов, рост затрат на коммунальные услуги, образование – характерно сегодня для всех стран, охваченных пандемией.  Однако, для стран с сырьевой экономикой, к которым относится и Таджикистан, социальные последствия действующего кризиса оказались особенно тяжёлыми. В частности, в Таджикистане наблюдаются следующие тенденции, которые, без сомнения, будут иметь место и в следующем году:

Во-первых, падение уровня жизни населения, обусловленное как общим экономическим кризисом, так и снижением доходов от трудовой миграции. В частности, по данным опроса ВБ в Таджикистане, с начала пандемии коронавируса 41% таджикских семей были вынуждены сократить потребление продуктов питания, а 20% — не смогли позволить себе медицинскую помощь.

Во-вторых, рост социального неравенства и соответственно, социального напряжения в стране.  Для Таджикистана, снижение доходов трудовых мигрантов означает дальнейшее падение уровня жизни населения. В свою очередь, это означает трансформацию социальной структуры общества – значительная часть населения, которое по уровню своих доходов относили к так называемому «протосреднему классу» (то есть, прослойке между бедным и средними классами) будет сползать ниже в категорию бедных.

Кто сколько зарабатывает в Таджикистане?

В свою очередь, значительная часть таджикского «среднего класса» (представители «белых воротничков» малого бизнеса и интеллигенции), будут переходить в категорию протосреднего класса и ниже.

Как показывает опыт других стран, такая социальная трансформация общества неизбежно приводит к росту социального напряжения. В обществе растёт число людей, потерявших свои социальные ниши и уверенность в завтрашнем дне и будущем. Как правило, такие социальные маргиналы становятся социальной базой для политической оппозиции, начиная от умеренных партий, до различных радикальных и экстремистских политических организаций. 

Трудовая миграция

Как уже упоминалось выше, трудовая миграция играет особую роль для Таджикистана. Сегодня можно сказать, что пандемия ускорила продвижение по двум направлением, определявших развитие феномена трудовой миграции в последнее десятилетие, а именно:

Во-первых, это тренд на легализацию трудовой миграции в Российской Федерации, где заняты большинство таджикских мигрантов. Несмотря на то, что он начался уже более десяти лет назад, таджикская миграция, вплоть до последнего времени, носила в основном сезонный характер – то есть, большинство мигрантов оставляла свои семьи дома, поддерживая их за счёт регулярных денежных переводов.

Минстрой России наладил механизм въезда трудовых мигрантов из Таджикистана

С приходом пандемии, в российском правительстве и обществе усилились голоса тех, кто настаивает на пересмотре миграционной политики в сторону более строгого регулирования и легализации. Скорее всего, это и произойдёт уже в первые месяцы следующего года —  с одной стороны, большинство мигрантов будут допускаться в страну путём заключения долговременных договоров с работодателем.

С другой стороны, приток мигрантов будет строго регулироваться в сторону сокращения, в соответствии с потребностями экономики. На практике, это будет означать, что таджикских мигрантов будет допускаться в страну меньше, чем раньше – во всяком случае, в течение следующего года. Те же мигранты, которые уже находятся в России, будут вынуждены или покинуть страну, или легализоваться.

Во-вторых, возможно, что легализация в новых условиях будет означать некоторое облегчение условий для получения статуса ПМЖ и российского гражданства. В любом случае, преимущества на трудовом рынке России будут получать только лица, имеющие ПМЖ или российское гражданство.

Этот процесс уже вовсю набирает ход в России – например, в Москве ввели официальный перечень профессий, на которые допускают только граждан РФ. Многие профессии из этого перечня (например, в торговой сфере) традиционно занимались таджикскими мигрантами, которые теперь остались не у дел.

Всё это резко повысило заинтересованность мигрантов и значительной части таджикского населения в получении российского гражданства. Неудивительно, что в 2020 году произошёл резкий рост обращений таджикских граждан на переселение в Россию. Соответственно, это выразилось в беспрецедентном росте количества  таджикских граждан, получивших в этом году российский паспорт.

Так в 2018 году, российское гражданство получили 35 700 тысяч таджиков, плюс обладателями ПМЖ стали 31 тысяча. Однако, уже за 9 месяцев 2020 года, российское гражданство получили 44 389 тысяч уроженцев Таджикистана, что составляет 10% всех иностранцев, получивших паспорт РФ в этом году.

Год назад, примерно 108 таджиков получали российское гражданство ежедневно, в этом году, этот показатель составил уже 161 человек. Нет сомнения, что в будущем году это тенденция будет возрастать.

Гражданское общество

В 2021 году, по мнению большинства экспертов, продолжится существующий тренд на сокращение роли и влияния таджикского гражданского общества в стране. Частично, этот тренд обусловлен финансовыми причинами и недостатком средств в условиях кризиса, институты гражданского общества и частные СМИ не в состоянии покрыть свои расходы и добыть необходимое финансирование для продолжения своей деятельности.

С другой стороны, данный феномен объясняется также растущим давлением со стороны официальных надзорных и правоохранительных органов, так как таджикские власти явно видят в гражданском обществе потенциального возмутителя спокойствия в стране.

Соответственно, основной тренд на 2021 год – усиливающийся переход гражданского активизма за рубеж, в сектор таджикских национальных диаспор, количество и охват которых быстро растёт как в странах СНГ, так и дальнем зарубежье. 

Это означает, что большинство независимых СМИ уйдут в социальные сети, а большая часть информационного потока в таджикском сегменте интернета будет регулироваться за рубежом представителями диаспор, находящихся вне контроля властей.

Выводы и заключения

Из вышеизложенного, можно сделать следующие несколько выводов:

Первое, вне сомнения, следующий год, с точки зрения экономики и финансов, будет, как минимум, не менее трудным для Таджикистана, чем 2020. Судя по тому, как развивается ситуация с пандемией, даже при самом оптимистичном сценарии, восстановление экономики страны начнётся не ранее первой половины 2021.

Второе, наиболее опасным для страны, является сокращение среднего класса, рост числа бедных и так называемая «социальная маргинализация» значительной части населения. Как показывает опыт других стран, в перспективе это создаёт социальную базу для радикальных и экстремистских групп, таких как ИГИЛ или Хизби -Тахрир.

Зарина Дадабаева: «За» вступление в ЕАЭС говорит миграционный фактор

Третье, в новом году усилится тренд на легализацию трудовой миграции в России, и рост числа получателей российского гражданства среди трудовых мигрантов. Как правило, таджикские граждане, получившее статус ПМЖ или российское гражданство, перевозят свои семьи в Россию. Соответственно, раз их семьи с ними, то необходимость в переводе денежных средств на родину отпадает.

На практике, это означает существенное сокращение объёма денежных переводов в Таджикистан уже в ближайшем будущем, что чревато серьёзными и долговременными последствиями для таджикской экономики и госбюджета.

Таким образом, отказываясь вступать в ЕАЭС, таджикские власти де-факто повышают интерес населения страны к получению российского гражданства и ускоряют процесс превращения сезонной трудовой миграции в постоянную. Это означает, что в перспективе они сами же перекрывают основной источник пополнения госбюджета, каким являются денежные переводы трудовых мигрантов.  

Скорее всего, уже в следующем году Таджикистану придётся окончательно решить вопрос о членстве в ЕАЭС. На самом деле, это решение будет иметь огромное и судьбоносное значение для Таджикистана, которому придётся сделать своего рода геополитический выбор между Москвой и Пекином со всеми вытекающими из этого последствиями для будущего страны, её экономики и государственности.

К сожалению, на сегодняшний момент неясно, в какой степени таджикское руководство отслеживает наиболее негативные факторы и тренды в развитии страны. Исходя из общедоступной информации, можно предположить, что таджикские власти не планируют внесения каких-либо серьёзных изменений в свою внешнюю политику – по-видимому, надеясь на скорое окончание кризиса и возвращения статус-кво. 

Источник: AsiaPlustj.info