Комиссия постановила, что «когда пять человек спустились под землю, вентиляция в шахте не была включена, а рабочие не уделяли должного внимания мерам безопасности».

По словам руководителя управления по инспекции труда Актюбинской области Саламата Аманбаева, у шахтеров была возможность спасти свои жизни, но они не воспользовались средствами индивидуальной защиты.

— Во время запланированного подземного взрыва появился густой белый туман. То есть на шахте была утечка газа. Именно здесь рабочими должны были начаться действия по [само]защите. Один из пяти спустившихся на шахту рабочих — Канат Абдуллаев — когда началась утечка газа, воспользовался «Самоспасателем», заполненным кислородом. Остальные трое побежали наружу после команды горного мастера Асхата Кайканова. Невозможно воспользоваться «Самоспасателем» на бегу. Через 30-40 минут туман рассеялся, и Абдуллаев начал искать своих выживших коллег. В тот момент все они уже умерли. У каждого шахтера, спускавшегося в шахту, есть головной светильник «Луч-4». Под этим светильником находится кнопка SOS, соединяющая с диспетчером. Выживший Абдуллаев нажал кнопку SOS и сообщил об инциденте, — сообщил руководитель управления по инспекции труда Актюбинской области Саламат Аманбаев.

Из заключения комиссии, на которое ссылался Аманбаев, следует, что «степень вины погибшего горного мастера Асхата Кайканова – 20 процентов, а степень вины остальных троих погибших составляет 10 процентов». Степень вины работодателя — 80 процентов.

Комиссия, инспектировавшая медный рудник Коктау, обнаружила, что система вентиляции на руднике не была включена во время аварии. По словам Саламата Аманбаева, который ссылается на слова главного инженера «Весенней Аралчинской» Наиля Сафина, система вентиляции была отключена в 18:50 и снова запущена через 20 минут. ЧП произошло около 19:00.

Азаттыку не удалось связаться с Наилем Сафиным, главным инженером медного рудника, где погибли четверо рабочих. На следующий день после инцидента Сафин сказал Азаттыку по телефону, что безопасность на шахте является приоритетом и что на шахте достаточное количество средств защиты. Специальная комиссия, проверявшая медный рудник, заявила, что Сафина еще не отстраняли от работы. По словам горняков, попросивших не называть их имен, Наиль Сафин какое-то время не появлялся на работе.

После гибели четверых на медном руднике в Коктау, их коллеги заявили, что неоднократно поднимали вопрос о соблюдении техники безопасности, но их жалобы не были услышаны. К примеру, рабочие жаловались, что вынуждены спускаться в шахту в медицинских респираторах, предназначенных для защиты от коронавируса, так как промышленные респираторы им не выдавали.

Как заявил на онлайн-брифинге 21 января руководитель управления по инспекции труда Актюбинской области Саламат Аманбаев, он не может сказать «что на медном руднике не соблюдаются [стандарты] безопасности труда». Комиссия направила результаты расследования в полицию и прокуратуру.

По сведениям полиции, по факту случившегося было возбуждено уголовное дело по статьям 156 Уголовного кодекса «Нарушение правил охраны труда, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц» и «Нарушение правил техники безопасности, промышленной санитарии или иных правил охраны труда». Никаких обвинений пока не предъявлено.

Рудник, расположенный в 30 км от села Коктау Хромтауского района, принадлежит «Актюбинской медной компании». Трагедия произошла 30 декабря 2020 года на глубине полтора километра в ходе взрывных работ на подземном руднике «Весенне-Аралчинский».

По данным бюро национальной статистики, товарищество с ограниченной ответственностью «Актюбинская медная компания» зарегистрировано в 2004 году, занимается добычей и переработкой медных и медно-цинковых руд. ТОО относится к крупным компаниям с численностью рабочих свыше тысячи человек. По данным агентства по статистике, Актюбинская медная компания, зарегистрированная в 2004 году, является крупным предприятием, занимающимся добычей и переработкой медной руды, со штатом более тысячи сотрудников.

Актюбинская медная компания принадлежит Русской медной компании, российскому металлургическому гиганту, третьему по величине производителю меди в России. По сведениям на сайте Русской медной компании, ее казахстанское подразделение производит до 60 тысяч тонн меди и до 45 тысяч тонн цинка в год. В штате Актюбинской медной компании числится 1 600 человек.

По сообщению российской компании, на шахте «Весенняя Аральчинская» планируется построить рудник мощностью до 500 тыс. тонн медной руды в год. Основателем и ключевым акционером Русской медной компании является российский миллиардер Игорь Алтушкин, состояние которого, по данным журнала Forbes, в 2020 году оценивалось в 3,1 миллиарда долларов.

Источник: www.centralasian.org