ДУШАНБЕ, 22.11.2022 /НИАТ «Ховар/. Президент России Владимир Путин 16 августа назначил Семена Григорьева послом РФ в Таджикистане, дипломат приступил к исполнению обязанностей 17 октября, а  вчера, 21 ноября вручил верительные грамоты Президенту Таджикистана Эмомали Рахмону. В своем первом большом интервью для ТАСС на новом посту Григорьев рассказал о перспективах инвестиционного сотрудничества двух стран, возможностях экстремального туризма в Таджикистане, общих задачах в сфере безопасности и анонсировал культурное событие «космического масштаба». 

— Семен Вячеславович, вы когда-то работали в Душанбе, больше 20 лет назад. Приехав уже в новом качестве, какие изменения вы видите в отношении таджикского общества к России?

— Я думаю, это отношение было прекрасным и тогда, когда мы жили в едином государстве, и когда мы по воле истории разошлись по разным квартирам. Русские и таджики шли по жизни вместе, плечом к плечу: проходили и светлые страницы истории, и темные страницы. Поэтому мы обречены жить в дружбе, братстве, сотрудничать друг с другом.

Что касается развития Таджикистана, то за эти 20 лет республика сделала огромный шаг вперед. Это касается и экономики, и социальной сферы, и других областей жизни. И, пользуясь тем, что мое интервью будет читать и таджикская аудитория, хочу всех поздравить с отмечавшимся на днях в Таджикистане Днем Президента. То, что произошло 30 лет назад в Худжанде (я имею в виду сессию Верховного совета республики), имело историческое значение. В первую очередь для самого Таджикистана, но также и для России. Потому что для России главное — это стабильный и развивающийся Таджикистан, и тогда была заложена эта основа.

— Отношения Таджикистана и России на протяжении последних 30 лет характеризуются стратегическим партнерством, добрососедством, набирающими оборот торговыми связями. Как вы охарактеризуете нынешнее сотрудничество, и как вы видите дальнейшее развитие двусторонних отношений?

— Я бы к вашим характеристикам добавил еще такую черту наших отношений, как союзничество. Мы члены одного военно-политического союза, поэтому мы союзники в военно-политической сфере, что тоже очень многое определяет для наших отношений. Думаю, в мире трудно найти страну более близкую для России, чем Таджикистан.

Некоторые послы, приезжая первый раз в страну своего пребывания, могут увидеть здание двусторонних отношений недостроенным или местами требующим ремонта. Я вижу здание российско-таджикского союзничества совершенным, не нуждающимся в какой-либо реконструкции, прочно стоящим на хорошей основе в виде исторических традиций, культурной общности, созданной за 30 лет договорно-правовой базы практически во всех отраслях сотрудничества. Наверное, нет такой сферы жизни, где бы Россия и Таджикистан ни сотрудничали, где бы Россия ни присутствовала в Таджикистане и, кстати, Таджикистан бы ни присутствовал в России, в частности, благодаря большой таджикской диаспоре, живущей и работающей в нашей стране.

Однако, на мой взгляд, который разделяют многие и российские, и таджикские руководители, есть области, где мы могли бы сотрудничать более активно. Например, недавно состоялось заседание Межправительственной комиссии России и Таджикистана, где главы делегаций пришли к выводу, что в инвестиционном сотрудничестве, которое является основой любого экономического взаимодействия, у нас есть очень много неиспользованных ресурсов. Поэтому между министерствами промышленности двух стран довольно оперативно будет создана рабочая группа, которая рассмотрит предложение Душанбе о возможном более широком участии Москвы в развитии таджикской экономики. Я думаю, есть все возможности для того, чтобы в ближайшие год-два мы сделали серьезный рывок в инвестиционном сотрудничестве, так как будущее наших отношений — в большей интеграции и кооперации.

— В Таджикистане расположен крупнейший военный объект России — 201-я российская военная база (РВБ). Будет она укрепляться? Планируются на конец этого года или в следующем новые поставки вооружений, совместные учения?

— Вокруг Таджикистана неспокойно, и в Душанбе понимают, что наличие здесь 201-й РВБ — это гарант стабильности и безопасности не только республики, но и всего региона. У нас очень хорошее сотрудничество в военной области, представители наших военных ведомств постоянно находятся в контакте и определяют параметры оказания содействия Таджикистану в модернизации Вооруженных сил, проводят совместные мероприятия, учения. Поэтому думаю, что в будущем только развитие будет в этом русле.

— Есть программа модернизации Россией Вооруженных сил Таджикистана, через которую обеспечиваются поставки в Душанбе вооружений и военной техники. Как она реализуется?

— Программа действительно реализуется, ее темпы и этапность определяются в контактах между военными ведомствами.

— В апреле 2021 года было подписано Соглашение о создании объединенной региональной системы ПВО России и Таджикистана. На каком этапе сейчас находится этот проект? Когда его начнут реализовывать и когда эта система заработает?

— Договорная база для этого уже существует. Наши страны согласны с тем, что это сотрудничество необходимо, поскольку ситуация в регионе имеет тенденцию к росту напряженности. Поэтому объединенная система ПВО будет создаваться под контролем военных ведомств двух стран. Мы будем держать вас в курсе о практических шагах в данном направлении.

— Чувствительная тема для таджикского общества — это миграция. Совсем недавно в рамках Соглашения об организованном наборе граждан Таджикистана для работы в России, подписанного в 2019 году, в Душанбе открылось представительство многофункционального миграционного центра, где присутствовали и вы. Представительство будет оформлять часть документов здесь, но пока только для Москвы и Московской области. Какие еще есть планы по развитию миграционного сотрудничества?

— В первую очередь этот вопрос касается людей. Это более 800 тыс. граждан Таджикистана, которые имеют патент на осуществление трудовой деятельности либо вид на жительство или разрешение на временное проживание в России. С учетом традиционной многочисленности таджикских семей можно сказать, что практически у всех жителей Таджикистана есть родственники, работающие в нашей стране. Их переводы составляют немалую часть бюджета республики.

Представительство миграционного центра открылось по линии правительства Москвы и покрывает одну большую Московскую агломерацию. В большинстве других субъектов Российской Федерации аналогичные функции выполняет паспортно-визовый сервис МВД России. Сейчас идет разговор о том, чтобы сюда пришла и эта служба. Таким образом, эти две структуры смогут охватывать почти всю территорию России. Их задача — максимально расширить круг услуг, предоставляемых здесь, в Таджикистане, чтобы человек смог сэкономить время и деньги, которые он тратит на оформление всех необходимых документов в России.

— В апреле стало известно, что некоторые российские вузы рассматривают возможность открытия филиалов в Таджикистане. Какие это вузы?   

— Сейчас основное внимание уделяется тем филиалам российских вузов, которые уже работают в Таджикистане. Это МГУ им. М. В. Ломоносова, Национальный исследовательский технологический университет МИСиС и Национальный исследовательский университет МЭИ. Они работают довольно успешно, там обучаются около 8 тыс. студентов, это серьезная цифра.

Мне также понравилось, что Россотрудничество ведет большую работу по подготовке ребят выпускных классов школ к сдаче ЕГЭ и вступительным экзаменам. Я посетил несколько таких занятий и увидел, что идет довольно серьезная подготовка — ребята действительно заинтересованы, они собираются поступать не только в вузы Москвы и Санкт-Петербурга, но и Казани, крупных городов Сибири и Дальнего Востока, поэтому здесь хорошая направленность. Ведет соответствующую подготовительную работу Казанский (Приволжский) Федеральный университет. Все-таки это требует подписания соглашения, выделения финансирования, направления преподавателей, получения помещения. Я думаю, пока мы будем работать в тех форматах, которые существуют. Могу добавить, что этим летом на базе Института энергетики Таджикистана была открыта кафедра Уфимского государственного нефтяного технического университета, где студенты в течение первого года проходят обучение за счет российского бюджета, а затем перебираются в Уфимский университет. Это одна из новых форм участия российского крупного вуза в подготовке кадров для Таджикистана.

— Вы упомянули Россотрудничество, по линии которого ежегодно растет количество квот для обучения граждан Таджикистана в российских вузах. По итогам межправкомиссии вице-премьер РФ Алексей Оверчук сообщил, что в следующем году будет выделено больше тысячи мест. Есть подвижки по этому вопросу? 

— Да, я подтверждаю, что российский сопредседатель межправкомиссиисделал такое заявление. Думаю, скоро будет принято соответствующее решение.

— Буквально месяц назад прошли Дни культуры Таджикистана в Москве, Уфе, аналогичные Дни культуры России организованы в Таджикистане, проходят другие различные культурные мероприятия. Намечаются крупные проекты в культурной сфере? 

— Все таджикские собеседники говорят мне: «Привози русскую культуру, русских артистов, народ здесь по этому соскучился». Поэтому я обязательно это буду делать, есть наработки, которые в самое ближайшее время реализуем. Одна из них будет реализована уже в декабре — это событие космического масштаба!

— Что это будет? 

— Это первый официальный анонс: сюда приедет симфонический оркестр Мариинского театра под руководством Валерия Гергиева. Понятно, что у Гергиева насыщенный гастрольный график, но он готов приехать в Таджикистан, и мы уже сейчас занимаемся подбором площадки. Это будет достойное событие, которое мне трудно с чем-то сравнить.

— Какая ситуация в Таджикистане с русским языком? 

— В Таджикистане все, включая молодежь, говорят на хорошем русском языке, это показательно. Во всех постсоветских странах это нормальная дилемма: с одной стороны, фактом является присутствие и сильные позиции русского языка, с другой — стремление укрепить национальный язык как часть самоидентификации нации.

Это естественное желание, но здесь главное, чтобы борьба за укрепление национального языка не превращалась в борьбу против русского языка, нужен разумный компромисс  

— Что мог бы предложить Таджикистан россиянам в туристической сфере? На что лично вы предложили бы обратить внимание?

— Во-первых, россияне очень любят путешествовать, открывать новые страны. Более того, сейчас в России много любителей экстремального туризма, а это прежде всего горы и реки. Все это есть в Таджикистане. Я слышал, что здесь еще с советских времен обосновались тогдашние асы альпинизма, которые ведут подготовку как для спасателей, так и для любителей. Считаю, что здесь отличные возможности для экстремального туризма, причем есть места, которых не особенно коснулась цивилизация, есть бальнеология, горячие источники. Просто надо вложить определенные средства в рекламу, потому что, живя в Москве, я нигде не видел пропаганду туристических возможностей Таджикистана. На мой взгляд, надо использовать для этого выставки, форумы, разные международные площадки…

— Из всего спектра затронутых сфер двустороннего сотрудничества какую миссию вы считаете для себя наиболее важной?

— Мне кажется самой приоритетной сфера человеческих контактов. Я не знаю, сколько мне доведется работать в Таджикистане, но хотелось бы, чтобы результатом этой работы стало появление в моей жизни новых друзей и в целом людей, которые разделяли бы мои жизненные и профессиональные принципы. При наличии такого дружественного окружения возможно решение всех самых сложных политических, экономических и других вопросов.

Источник: НИАТ «Ховар»