Где сейчас Ахмад Масуд, что происходит в Панджшере и почему нельзя верить талибам — в эксклюзивном интервью афганского посла в Таджикистане «Азия-Плюс»

Мохаммад Зохир Агбар
Фото: Asia-Plus

Посол Афганистана в РТ Мохаммад Зохир Агбар рассказал читателям "Азия-Плюс" о ситуации в Панджшере, деятельности Фронта национального сопротивления, контактах с Ахмадом Масудом, позиции маршала Дустума и Ато Мохаммад Нура к происходящему и возможности переговоров между талибами и таджиками в Душанбе.

Фронт сопротивления контролирует Панджшер

— Господин посол, сейчас многих интересует ситуация в Панджшере и деятельность Фронта национального сопротивления. Расскажите, как сейчас обстоят дела, какой процент ущелья находится под их контролем?

— В настоящее время ситуация нормальная, Фронт продолжает сопротивление. Большая часть Панджшера находится под контролем его сил. Народ Афганистана и особенно Панджшерской долины, который никогда не сдавался и не признавал режим талибов, в конце концов одержит победу.

Ахмад Масуд выступил за децентрализацию власти в Афганистане. Власть в Афганистане разделят?

Силы сопротивления действуют также в Бехсуте, Кандагаре, Пактие и других провинциях Афганистана. Их деятельность набирает силу и вскоре мы станем свидетелями создания Высшего совета афганского сопротивления, сформированного из политических руководителей и лидеров джихада страны.

Недовольство есть у всего афганского народа.

В странах миграции, большинство афганцев – таджиков, пуштунов, узбеков, хазарейцев – также осуждают и бойкотируют режим талибов.

Сегодня афганский народ сплочен, как никогда и он узнал истинное лицо талибов. Теперь все понимают, что талибы пришли с чужой помощью для того, чтобы разрушить Афганистан.

— СМИ неоднократно сообщали о прибытии в Душанбе Амруллы Салеха и Ахмада Масуда. На своей последней пресс-конференции вы отрицали это. Кстати, когда в последний раз вы разговаривали с Амруллой Салехом и Ахмадом Масудом, где они и что говорят?

— Я нахожусь в постоянном контакте с Амруллой Салехом и Ахмадом Масудом, они находятся на передовой.

Помимо них, в руководстве Фронта сопротивления есть люди, имена которых не так хорошо известны в прессе.

— Каковы основные цели Фронта национального сопротивления?

Эмомали Рахмон призвал международное сообщество оказать помощь блокадному Панджшеру

— Цели Фронта ясны. Мы хотим создать справедливую и человечную систему, хотим создать общество, в котором права мужчин и женщин были бы равны, чтобы правительство создавалось на основе выбора людей, чтобы все могли найти себе место с учетом их талантов и ​​интеллектуальных способностей, чтобы тот, кто хочет работать на своей земле, имел бы такую возможность.

Поэтому все мы стремимся защитить культуру, язык, искусство и территориальную целостность Афганистана.

О Высшем Совете сопротивления

— Ранее Вы говорили о Высшем Совете сопротивления, а ранее сказали, что маршал Дустум тоже войдет в его состав. На самом деле, что происходит с этим Советом и кто будет включен в его состав?

— С того интервью прошло совсем немного времени. Когда талибы молниеносно одну за другой захватили все провинции и Кабул перешел под их контроль, политические лидеры оказались не готовы к этому. Сейчас они должны обеспечить безопасность своих семей.

После этого Совет будет сформирован и ситуация в Афганистане будет не такой, какой ее хотят видеть талибы.

Наш призыв к международному сообществу заключается в том, чтобы Талибан не был признан, дальше народ Афганистана сам продолжит борьбу.

В создании Совета не так важны личности и отдельные люди. Афганское сопротивление открыто для каждого и те, кто способствовал освобождению Афганистана в предыдущие годы, снова встанут на его защиту.

Создание Высшего совета сопротивления в Афганистане происходило много раз. Я верю, что влиятельные фигуры Афганистана перегруппируются и продолжат свою борьбу.

Дустум и Ато присоединятся к Фронту сопротивления

— Почему маршал Дустум и Ато Мухаммад Нур не присоединились к Фронту национального сопротивления?

— Перед захватом Кабула Ато Мохаммад Нур и маршал Дустум встретились с Ашрафом Гани и выразили готовность начать сопротивление.

В Мазари-Шарифе они пытались мобилизовать людей для защиты от талибов, но Гани не сдержал своих обещаний. Поэтому Дустум и Ато были вынуждены отступить.

Уверен, что оба эти лидера сыграют ключевую роль в развитии военной и политической обстановки в Афганистане и вскоре будут представлены в руководстве Фронта национального сопротивления.  

— СМИ сообщают о прибытии в Таджикистан Бисмиллахана Мухаммади, бывшего министра обороны Афганистана. Это правда? Вы можете рассказать о цели его визита?

— Мы пока не регистрировали, кто приезжает в Таджикистана и кто уезжает отсюда. Всех, кто приезжает в эту страну, приветствуем и рекомендуем действовать в соответствии с законами Таджикистана. В последнее время в эту страну приезжали некоторые влиятельные афганские деятели, но я точно не знаю кто именно.

О визите Бисмиллахана Мухаммади мне неизвестно, я с ним не встречался.

«Талибан» отказывается вести переговоры

— Что Вы думаете о диалоге между талибами и таджиками, который, возможно, состоится в Душанбе? Готово ли руководство Талибан и Фронта сопротивления вести переговоры? Каким Вы видите будущее этого диалога?

В Душанбе могут пройти переговоры между талибами и таджиками Афганистана

— Талибы не склонны к переговорам. Мы все были свидетелями переговоров в Дохе с США, результат которых был отрицательным. Они вели переговоры с иностранцами, а взрывали своих братьев.

Стратегия Талибана не в их руках. Талибан думает иначе, мир не должен им верить. Талибан хочет большей власти.

Свое руководство они называют «Амир-ал-муъминини дунё» — «Эмир правоверных мира». Талибы приютили в Кабуле "Аль-Каиду", "ИГИЛ" и другие международные преступные силы, что создает серьезную угрозу для безопасности мира и региона. 

Мы приветствуем беседу Эмомали Рахмона с Имраном Ханом и надеемся, что талибы сядут за стол переговоров. Но я считаю, что эта группа не согласится сесть за стол переговоров с Панджшерским фронтом сопротивления, потому что их стратегия — война.

Инклюзивное правительство не означает, что в правительстве должны находиться один-два таджика, узбека, хазарейца или пуштуна. Война и конфликт сегодня идут не за представительство племен в составе правительства, суть в другом. На самом деле сама система талибов неприемлема. Когда нет уважения к воле народа, афганскому народу не будет места в этой системе.

Представительство талибов в ООН означает признание терроризма

— Ранее "Талибан" направил в ООН письмо с просьбой отстранить бывшего афганского представителя в этой организации и заменить его представителем талибов. Как вы думаете, одобрит ли ООН их представителя?

— В черный список Талибан внесен не афганским народом, а самой Организацией Объединенных Наций. Если "Талибан" официально будет признан и будет иметь своего представителя в ООН, это будет означать, что эта организация признает терроризм.

Любая страна, признающая сегодня Талибан, признает терроризм.

Талибы попросили власти Таджикистана не вмешиваться в дела Афганистана

Хотя талибы смогли захватить Кабул и другие афганские города, ни одна страна пока не заявила о готовности их признать.

Даже Пакистан, главный сторонник движения "Талибан", заявил, что подумает. Россия заявила, что, если талибы не выполнят свои обещания и не предпримут позитивные шаги, никогда их не признает.

Точно так же поступили и другие страны, давшие "Талибану" зеленый свет.

В этом отношении международному сообществу необходимо прийти к какому-то выводу.

— Что вы думаете о будущем правительства талибов в Афганистане?

— Сейчас не важно, что талибы пришли, захватили Афганистан и стали править в провинциях. Вчера талибы были безответственными людьми. То есть они занимались воровством, грабежами, взрывами, но ответственность за людей несло правительство.

Талибы запретили мужчинам в Афганистане брить бороды и стричься

В настоящее время так называемое правительство "Талибана" нельзя назвать правительством. У них нет уважения к женщинам, семье, интеллигенции, детям, прессе, гражданскому обществу, инженерам и врачам. Они признают лишь своих мулл, которые сами интерпретируют религию и делают от ее имени все, что хотят. Поэтому на талибах лежит большая ответственность.

Это ответственность за то, что сегодня в Кабуле закрыты банки, женщинам не разрешают работать, во всех университетах объявлены каникулы.

Талибан правит с помощью силы. Молодым людям они делают замечания по поводу недостаточно длинной бороды, девушек спрашивают «где твой платок», в стране нет передвижений, нет бизнеса. Афганистан превратился в настоящую тюрьму для своего народа. Даже без вооруженного сопротивления режим талибов падет под давлением самого народа.

— Вы лично встречались с президентом Эмомали Рахмоном по поводу ситуации в Афганистане?

— Мнение Эмомали Рахмона и позиция Таджикистана по Талибану ясны. Достаточно того, что президент Таджикистана защищает права афганского народа в своих выступлениях на внутренних и международных мероприятиях.

Нужна помощь ООН

— Таджикские власти сообщают о создании специальных лагерей для афганских беженцев. Можете ли Вы назвать общее количество афганских беженцев в Таджикистане в данное время?

— О примерном количестве беженцев ничего не могу сказать, потому что часть беженцев приезжает и потом уезжает отсюда в другие страны. В соответствии с международными нормами, международное сообщество несет ответственность за мигрантов и беженцев.

Надеюсь, что ООН поможет Таджикистану в экономическом плане, чтобы он смог принять и обеспечить безопасность беженцев.

В противном случае у Таджикистана не будет экономических возможностей для приема афганских беженцев.

— Вы говорили с властями Таджикистана о приеме беженцев и о том, сколько человек они могут принять?

— Один вопрос это прием беженцев, а другой – их присутствие и размещение. По мере возможности, таджикское правительство решает эти вопросы и наши беженцы имеют те же возможности, что и таджики. Этого достаточно.

— Несколько дней назад появилась информация о том, что единственная афганская школа в Таджикистане испытывает финансовые трудности. Вы, как посол Афганистана, осведомлены о ситуации в этой школе и может ли посольство помочь им?

— Народ Афганистана и ответственные лица этой страны во всех уголках мира помогают друг другу, и существующая в Таджикистане школа имени Сомони не будет оставлена без внимания, мы любой ценой будем отдавать приоритет образованию афганских детей. Будем стараться создать для них благоприятные условия для обучения.

— Прошло больше месяца с момента прихода талибов к власти. До их прихода посольство финансировалось афганским правительством. Теперь, когда того правительства нет, как будет обеспечиваться жизнедеятельность посольства?

«Не имели морального права». Эмомали Рахмон посетовал, что мировое сообщество проявляло равнодушие к Афганистану

— Те, кто борются с терроризмом, делают это не ради зарплаты, статуса и денег, а борются ради социальной справедливости, за свои идеи и свободу.

Наши коллеги, которые здесь работают, которые получали 1000 долларов, теперь готовы работать за 100 долларов. Мы готовы работать даже на волонтерских условиях.

К счастью, здание посольства в Таджикистане является собственностью правительства Афганистана и, по сравнению с другими дипломатическими представительствами,  нам нужно меньше средств.

— Поддерживаете ли Вы связь с послами Афганистана в других странах? Они как и вы тоже находятся в посольствах?

— Трехцветный флаг Афганистана вывешен как в ООН, так и в других политических миссиях Афганистана. Ни у одного из политических представительств страны до сих пор нет флага талибов.

Это означает, что все афганские политические представительства не согласны с ними и не принимают их фанатичное и воинственное правительство.

Источник: AsiaPlustj.info