18.03.2015     0
 

Положение СССР и Германии на третьем году войны

Шел третий год Великой Отечественной войны. Небывалые по своему размаху и напряженности сражения, развернувшиеся на…


Шел третий год Великой Отечественной войны. Небывалые по своему размаху и напряженности сражения, развернувшиеся на огромном фронте от Баренцева до Черного моря, вступали в решающую фазу.

К концу 1943 г. Красная Армия освободила более двух третей временно оккупированной территории нашей Родины и вышла на подступы к Витебску, Орше, Житомиру, Кировограду, Кривому Рогу, Перекопу, Керчи, захватив на правом берегу Днепра, на Керченском полуострове и на южном берегу Сиваша плацдармы оперативного и стратегического значения.

Успехи Советских Вооруженных Сил в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками обеспечивались самоотверженным трудом советских людей в тылу страны. Экономика Советского Союза, несмотря на огромные потери и разрушения, вызванные войной, уверенно наращивала темпы производства. В 1944 г. по сравнению с 1943 г, выплавка чугуна возросла с 5,5 до 7,3 млн. т, стали — с 8,5 до 10,9 млн. т, производство проката увеличилось о 5,7 до 7,3 млн. т, добыча угля с 93,1 возросла до 121,5 млн. т, нефти — с 18,0 до 18,3 млн. т, выработка электроэнергии 32,3 до 39,2 млрд, кВт/час.

Значительное расширение производства металла, топлива и электроэнергии, целеустремленное использование сырьевых ресурсов и производственных мощностей обеспечили неуклонное увеличение выпуска военной техники и вооружения. Производство танков и самоходпо-артиллерийских установок возросло с 24тыс. в 1943 г. до 29 тыс. в 1944 г., самолетов — с 34,9 до 40,3 тыс., полевых орудий — с 21,8 до 23,8 тыс. При этом происходило дальнейшее усовершенствование качества вооружения.

Социалистическое сельское хозяйство успешно преодолевало трудности военного времени, обеспечивало армию и тружеников тыла продовольствием, а промышленность сырьем.

Все, что создавалось в глубине страны, нужно было доставить на фронт. По стальным магистралям днем и ночью шли эшелоны, везя фронту пулеметы и пушки, танки и самолеты, хлеб и бензин. Работники транспорта увеличивали темпы перевозок, неустанно трудились под восстановлением разрушенных железнодорожных путей, мостов и станций.

С лета 1943 г, в общем объеме промышленного и сельскохозяйственного производства стала возрастать роль освобожденных районов, особенно юга нашей Родины. Принятое в августе 1943 г. постановление СНК СССР и ЦК ВКП (б) «О неотложных мерах по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецкой оккупации»’ обеспечило большой размах восстановительных работ в Донбассе, Приднепровье, Харькове, Киеве, а также в совхозах и колхозах Украины.

Советские люди понимали, что для достижения окончательной победы над врагом необходимо трудиться еще настойчивее и упорнее. И героические труженики тыла под, руководством Коммунистической партии не жалели ни сил, ни средств, ни времени, чтобы дать фронту все необходимое для полного разгрома врага.

Два с половиной года прошло с тех пор, как огромная военная машина фашистской Германии ринулась на восток. Под грохот бомб и снарядов, скрежет танков и вой сирен пикирующих бомбардировщиков фашистские орды хлынули на советскую землю. Пожарами и виселицами, разрушенными городами и деревнями отмечал враг свой путь. В те дни в Берлине торжествующе потирали руки, рассчитывая до зимы победить Советский Союз.

В Вашингтоне и Лондоне нашлись люди, которые открыто радовались нападением фашистской Германии на Страну Советов. Небезызвестный Гарри Трумэн заявил: «Если мы увидим, что выигрывает Германия, то нам следует помогать России, а если выигрывать будет Россия, то нам следует помогать Германии, и, таким образом, пусть они убивают как можно больше». Министр авиационной промышленности Англии Мур Барбазон высказался не менее откровенно, говоря, что лучшим исходом борьбы на Восточном фронте было бы взаимное истощение СССР и Германии, вследствие чего Англия смогла бы занять господствующее положение.

Не сбылись желания фашистов и их единомышленников об истощении СССР. Отзвучали победные фанфары, хвастливо  «хайль Гитлер» сменилось мрачным «Гитлер капут», а в Берлине поглядывали на чемоданы и втихомолку переводили золото в Швейцарию. Перед народами мира предстала картина сурового возмездия: гитлеровская армия, покорившая почти всю Европу, под ударами советских войск стремительно удирала из пределов Советского Союза. Фашистский «третий рейх» шел навстречу катастрофе.

Рушились международные связи фашистской Германии, трещал и разваливался гитлеровский блок. Лопнула «империя» Муссолини — самого преданного и надежного из союзников Гитлера. Оставались Маннергейм, Хорти, Антонеску. Но и они проявляли все меньше энтузиазма и отнюдь не горели желанием сопровождать «фюрера» в его последнем путешествии. Уже давно были оставлены честолюбивые мечты, приходилось задумываться над собственной судьбой. Союзники становились крайне ненадежными. Гитлеровцы были вынуждены выделять все больше войск для охраны местных «фюреров» от гнева их собственных народов. Но войск становилось все меньше, они безнадежно таяли на востоке.

Были еще и «нейтральные» страны, которые преданно служили Германии в прошлые годы. Шведские сталь и подшипники, испанские ‘медь и вольфрам, португальское олово, турецкий хром шли в Германию прямо и через посредников. Но и «нейтралы» в последнее время все чаще и беспокойнее озирались по сторонам, чувствуя приближение краха германского фашизма.

Ухудшилось и внутреннее положение Германии, хотя на первый взгляд оно казалось еще более или менее благополучным.

30 млн. немцев ‘ терпеливо и покорно плавили сталь и чугун, делали пушки и тапки, сеяли хлеб и водили поезда. 7 млн. иностранных рабочих и пленных т, согнанных со всей Европы и превращенных в рабов, вынуждены были работать на рудниках и шахтах, на фермах и в имениях.

За счет ограбления оккупированных стран, жесточайшего ограничения гражданских нужд германская экономика в целом еще обеспечивала рост военного производства. В 1944 г. по сравнению с 1943 г. выпуск винтовок и карабинов возрос с 2,2 до 2,5 млн., автоматического пехотного оружия — с 435 до 787 тыс., орудий и минометов — с 53,9 до 78,9 тыс., танков и штурмовых орудий с 18,0 до 28,0 тыс., самолетов — с 22 до 34,3 тыс., боеприпасов — с 2,5 до 3,3 млн, т. Однако производство оружия и боевой техники уже не восполняло огромного потерь на фронте. Внешние и внутренние процессы, действуя с неумолимой силой, вели экономику Германии к развалу, и с лета 1944 г. она круто пошла вниз.

Из-за колоссальных потерь на советско-германском фронте резко обострилась проблема людских ресурсов. Немецкая армия ежемесячно теряла в среднем около 200 тыс. человек э и требовала все новых и новых пополнений. Но изыскивать их становилось труднее. Приток пленных и иностранных рабочих, которыми можно было заменить немцев, занятых в промышленности, резко сократился. Приходилось мобилизовывать в армию стариков и подростков. Но это давало призрачные результаты. А фронт не ждал, он требовал людей. И их брали из промышленности, в результате чего германская экономика в 1944 г. лишилась около полумиллиона рабочих. Но даже эти чрезвычайные меры не принесли успеха — пополнения составляли едва половину людских потерь на фронте.

Уменьшение количества людей, занятых в производстве, сокращение поставок важных стратегических материалов из оккупированных и нейтральных стран, нехватка топлива и электроэнергии, расстройство финансов и транспорта, нарушение производственных связей между экономическими районами и отраслями производства отрицательно влияли не только на уровень военного производства, но и на моральное состояние немецкого народа и армии.

Глухое недовольство войной нарастало тем сильнее, чем сокрушительнее становились удары Красной Армии, Хотя германский народ, одурманенный оголтелой нацистской пропагандой, продолжал терпеть тяготы и лишения войны, он все отчетливее начинал понимать неизбежность катастрофы, Швейцарский журнал <<Вельтвое>> писал в те дни, что, «несмотря на все попытки гитлеровской печати внушить немецкому народу веру в германские силы, в широких слоях населения нарастает чувство приближающегося бедствия.

Об этом же говорил начальник штаба оперативного руководства фашистской Германии генерал Иодль в своем выступлении перед рейхслейтерами и гаулейтерами 7 ноября 1943 г. в Мюнхене: «Из конца в конец по стране шествует призрак разложения. Все малодушные ищут выхода, или, как они его называют, политического решению «.

Едва ли не самым главным, что вызывало ухудшение морального состояния немцев, был гнев мировой общественности, Огромные разрушения и страдания, море крови и слез, бесчеловечная система заложников, садистское истребление населения оккупированных стран и, наконец, усовершенствованные фабрики смерти, на которых безжалостно уничтожались миллионы людей,— все это вызывало у народов священную ненависть к фашистам. О том, что за все преступления рано или поздно придется отвечать, задумывались многие,

Волна страха повисла над Германией. Страх перед расплатой — вот что владело умами и на чем строили свою пропаганду фашистские руководители, заставляя немецкий народ продолжать войну. Страх действовал гнетуще, но он же толкал нацистов на новые преступления, на яростное сопротивление в надежде выстоять, спастись и свести дело к приличному миру с западными державами. Нацисты понимали, что с Советским Союзом никакой сделки быть не могло — слишком велики и чудовищны были совершенные ими в нашей стране преступления.

Все народы, объединившиеся для борьбы с гитлеровскими захватчиками, были полны решимости разгромить фашистскую Германию, наказать военных преступников и не допустить в дальнейшем возрождения германского фашизма и милитаризма.

Но совершенно иные планы выращивали реакционные правящие круги США и Англии, выражавшие интересы империалистов. Публично они разглагольствовали об уничтожении фашизма во имя свободы народов, в действительности же стремились устранить германских конкурентов па мировых рынках и спасти немецкий милитаризм как оплот борьбы против коммунизма; они говорили о солидарности с Советским Союзом, но страстно желали всемерного ослабления и истощения Страны Советов; они говорили о наступлении на Германию с запада, а сами рвались на Балканы, чтобы поставить там у власти своих людей; они говорили о свободе и праве народов самостоятельно решать свою судьбу, а в действительности стремились к порабощению других стран.

Эта политика правящих кругов США и Англии отчетливо проявилась в их стратегии: оттягивании открытия второго фронта в Европе и поисках различных вариантов вторжения на Балканы, в захвате обширных территорий в Африке, Азии, в бассейне Тихого океана.

Только Советский Союз последовательно боролся за осуществление сокровенной мечты всего человечества — избавление от фашистского гнета, и народы всех стран отвечали ему за это своей любовно и признательностью.

Вдохновленные победами Советских Вооруженных Сил и опираясь на всестороннюю помощь Советского Союза, народы стран Центральной и Юго-Восточной Европы усилили освободительную борьбу против гитлеровских захватчиков. В этих странах происходила дальнейшая консолидация всех патриотических сил, создавались национальные антифашистские фронты.

Таким образом, 1944 год начинался для Германии в обстановке все усиливающихся внешнеполитических и внутренних трудностей, в обстановке приближающегося краха. Советский Союз встречал этот год в условиях все более растущего экономического и военного могущества, дальнейшего укрепления морально-политического единства народа, обеспечивавших возможность достижения окончательной победы над фашизмом.

А.Н. Грылев


Лента новостей