23.11.2018     0
 

Под черной тенью. Как Нуреку смыть пятно «города радикальных взглядов»?

Источник: Радио Озоди Мумин Ахмади С наступлением сумерек на улицах Нурека появляются группы мужчин с…


Источник: Радио Озоди

Под черной тенью. Как Нуреку смыть пятно «города радикальных взглядов»?

С наступлением сумерек на улицах Нурека появляются группы мужчин с красными повязками на руках. У дружинников начинается ночное дежурство. После нападения на иностранных велотуристов на трассе Дангара — Душанбе людей с красными повязками на улицах города стало больше.

Ночной дозор

Первые отряды добровольцев-дружинников в Нуреке, на территории которого расположены несколько стратегических объектов — Нурекская и Байпазинская ГЭС, а также Оптико-электронный комплекс «Окно», были сформированы десять лет тому назад. А после нападения на иностранных велотуристов на трассе Дангара-Душанбе, дружинников на улицах Нурека стало больше.

29 июля автомобиль, в котором находились сторонники радикальных взглядов, наехал на иностранцев, путешествовавших по Таджикистану. После наезда мужчины напали на велотуристов с топорами и ножами. В инциденте погибли два американца, а также 56-летний голландец и гражданин Швейцарии. Еще несколько иностранцев получили увечья и были доставлены в больницу.

Ответственность за нападение на велотуристов взяла на себя экстремистская группировка «Исламское государство» (ИГ).

Двое из нападавших – братья Джафариддин и Аслиддин Юсуповы были уроженцами Нурека. Последний во время спецоперации силовиков оказал сопротивление, ранив топором полковника милиции Джумахона Назарова. Пострадавший был госпитализирован, Юсупов — ликвидирован.

По официальной информации, в ходе спецоперации в селе Осмондара Дангаринского района были уничтожены также Джафариддин Юсупов, Асомиддин Маджидов и Зафарджон Сафаров.

Братья Джафариддин и Аслиддин Юсуповы – дети замдиректора нурекской средней школы N 5 Наботбегим Юсуповой. Их брат 28-летний Бахтиёр Юсупов в России осужден за наркоторговлю.

В ходе расследования уголовного дела по факту нападения на иностранцев были арестованы 10 жителей Нурека по обвинению в недонесении о преступлении.

48-летний нурекчанин Киёмиддин Раджабов – работник Нурекской ГЭС. Два раза в месяц он вместе с другими дружинниками выходит на ночное дежурство. В Нуреке, который со времен СССР известен как «город энергетиков», сегодня насчитывается более 50 тыс. жителей.

Под черной тенью. Как Нуреку смыть пятно «города радикальных взглядов»?

«После нападения на туристов СМИ писали о том, что в нашем городе очень много сторонников радикальных взглядов. О Нуреке начали говорить, как о городе радикалов и эктремистов. Это незаслуженное пятно на репутации города, и нам необходимо восстановить доброе имя Нурека», — говорит Киёмиддин Раджабов.

Немного об истории Нурека

Нурек находится в 70 км. к юго-востоку от Душанбе. Город возник в 60-х годах прошлого столетия на месте кишлака Нурек. Вскоре после начала строительства гидроэлектростанции на реке Вахш от небольшого кишлака не осталось и следа — на его месте был построен новый современный город, где жили строители и работники ГЭС — представители более 40 национальностей.

Строительство Нурекской ГЭС была объявлена всесоюзной стройкой. Первая турбина гидроузла заработала в 1972 году, а пиковой выработки станция достигла лишь в 1988 году. Нурекская ГЭС обеспечивает примерно 70% потребности Таджикистана в электричестве.

Под черной тенью. Как Нуреку смыть пятно «города радикальных взглядов»?

Сегодня о былом величии Нурека напоминает памятник Ленину на главной площади города. В годы гражданской войны большинство представителей других национальностей покинули город энергетиков. Одна из главных проблем сегодняшнего Нурека – высокий уровень безработицы.

«В Союзе условия были другие…»

Около 4 тыс. жителей Нурека находятся на заработках в России. Сегодня около половины трудоспособного населения города не имеет работы, сообщает местное отделение Агентства занятости населения.

«У нынешней молодежи нет того, чего было у нас в их годы в советское время — безграничное количество возможностей», — говорит Курбон Касымов, бывший работник пожарной охраны, который переселился в Нурек, покинув родной Канибадам на севере Таджикистана.

Под черной тенью. Как Нуреку смыть пятно «города радикальных взглядов»?

Исматулло Ашуров живет с Нуреке с 1971 года – тогда ударными темпами шло строительство Нурекской ГЭС. «Город строился на моих глазах. Я работал водителем на стройке.Те годы были самыми счастливыми в нашей жизни. Все приезжали сюда на стройку. А сейчас люди покидают Нурек. Куда угодно идут, чтобы прокормить семью», — говорит Исматулло Ашуров.

Нурек после нападения на иностранцев в Дангаре

21 ноября суд в Душанбе приговорил к пожизненному лишению свободы Хусейна Абдусамадова, лидера преступной группы и единственного оставшегося в живых участника нападения на иностранных туристов на трассе Дангара-Душанбе.

Абдусамадова признали виновным по всем девяти статьям: в убийстве с особой жестокостью, терроризме, экстремизме, организации преступного сообщества, умышленном уничтожении имущества, вовлечении граждан в участие в боевых действиях за рубежом.

Еще двоих подсудимых – Кароматулло Ганиева и Бехруза Сафоева, обвиняемых в участии в преступном сообществе и участии в экстремистской организации, – приговорили к 16 годам заключения. 12 других признали виновными в недонесении о преступлении, они получили сроки от года до полутора лет лишения свободы.

Все 14 осужденных – жители города Нурека.

Сообщается, что Абдусамадов за четыре месяца до нападения на велотуристов перебрался в Нурек. Туда прибыли и жители Пяджского района Асомиддин Маджидов и Зафарджон Сафаров, участники кровавой атаки.

Под черной тенью. Как Нуреку смыть пятно «города радикальных взглядов»?

В ночь на 28 июля, когда жители Таджикистана наблюдали за лунным затмением века (в народе это явление называют «Кровавой Луной»), в Нуреке члены группировки под руководством Хусейна Абдусамадова разрабатывали план нападения на иностранцев.

Вечером 27 июля они записали видео и клялись в верности лидеру ИГ Абу Бакру аль-Багдади. Им было поручено совершить громкое убийство иностранцев в районах, близких к таджикско-афганской границе, чтобы потом можно было перебраться на другой берег Пянджа.

Нурек — родина террористов?

Однако подозрения, что в Нуреке орудуют подпольные исламистские ячейки, возникли еще три года назад. Тогда на центральной площади неизвестные вывесили черный флаг ИГ. Организаторов нашли по горячим следам. Все — местные жители в возрасте от 20 до 40 лет, присягнувшие на верность террористической группировке. 13 из них были осуждены к различным срокам лишения свободы.

Под черной тенью. Как Нуреку смыть пятно «города радикальных взглядов»?

Таджикские власти говорят, что в рядах ИГ воевали около 30 жителей Нурека. Один из них — 26-летний житель кишлака Туткавул Нурека Анушервон Азимов, известный по псевдониму «Анас». Он успел завербовать в ряды террористической группировки ИГ более сотни молодых соотечественников. Сообщается, что Анушервон Азимов был убит в Сирии в 2016 году.

Среди боевиков ИГ известен и Тоджиддин Назаров, он же Абу Усама Нораки, уроженец села Узбеклангар города Нурека. Он с 2014 года находится в рядах ИГ и является одним из ярых проповедников идей джихадистов.

Под черной тенью. Как Нуреку смыть пятно «города радикальных взглядов»?

Многие нурекчане уехали на войну в Ирак и Сирию, находясь на трудовой миграции в России. Вскоре после нападения на велотуристов на трассе Дангара-Душанбе, в хукумате города Нурека был составлен список трудовых мигрантов, подверженных влиянию экстремистов. Местные депутаты связывались с около 700 жителями города по телефону и вели с каждым из них обстоятельную беседу.

Шахло Хасанзода, зампредседателя города Нурека, говорит, что представители хукумата вместе с священнослужителями поговорили и с родителями, попросили их уделить детям должное внимание.

«Я боюсь мечтать…»

На входе на рынок города Нурека можно встретить группу молодых людей – они работают, в основном, продавцами или водителями такси.

«Я согласен на любую работу. Иногда ремонтирую квартиры, часто приходится работать арбакешом- ломовым извозчиком здесь, на этом рынке. Лето провожу в каком-нибудь дехканском хозяйстве. Главное – найти деньги, чтобы прокормить себя и семью», — говорит один из молодых нурекчан. Он сказал, что ему 25 лет, а надежды на лучшую жизнь на родине давно разбились вдребезги.

«Я боюсь даже мечтать, так как убежден: мечты никогда не сбываются», — огорченно сказал наш собеседник, который предпочел не назвать свое имя.

Под черной тенью. Как Нуреку смыть пятно «города радикальных взглядов»?

Один из сотрудников хукумата Нурека подтвердил, что многие молодые жители города из-за отсутствия постоянной работы уезжают на заработки и там попадают в сети экстремистских групп.

Эксперт Эдвард Лемон (Колумбийский университет) говорит, что согласно многочисленным исследованиям, большая часть граждан стран Центральной Азии примыкают к экстремистским группам по призыву членов семьи или земляков. Другие – из-за низкого уровня жизни. Согласно исследованиям Всемирного банка, 67 процентов жителей Нурека проживают за чертой бедности. Молодые нурекчане вынуждены выехать на заработки в Россию и другие страны.

По словам Эдварда Лемона, «исламистские вербовщики нацелены именно на граждан, работающих за рубежом. «От пяти до семи миллионов граждан Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана – в основном мужчины – живут и работают в России. Часто их юность проходит вдали от дома, каждый день они испытывают экономические трудности, расовую вражду и притеснение со стороны государства [пребывания]. Около 80 процентов боевиков ИГ из Таджикистана были завербованы в России, когда они были трудовыми мигрантами», — говорит эксперт.

«Негодяи есть везде. Не только в Нуреке»

С наступлением сумерек улицы Нурека постепенно пустеют. На главной площади города почти нет молодежи. «Раньше мы допоздна гуляли с друзьями по улицам. Но после нападения на иностранцев родители не разрешают выходить из дома», — говорит 23-летний Рустам Розыков.

Под черной тенью. Как Нуреку смыть пятно «города радикальных взглядов»?

У Фатимы Шариповой четверо детей – три сына и дочь. «У них уже свои семьи, но я постоянно контролирую их. Я не хочу чтобы они связывались с плохими людьми». Она признается, что недавно даже сопровождала в соседний кишлак младшего сына, которого друг пригласил на свадьбу. «Сын говорит, что я позорю его перед друзьями. Но я ведь должна знать, где он находится, с кем дружить и чем занимается», — говорит Фатимы Шарипова.

«Летом я отдыхала в санатории Ходжа Оби Гарм. Когда отдыхающие узнали, что я из Нурека, многие переменились в лице. Все говорили о нападении на иностранцев. Я тогда узнала, что среди напавших были и нурекчане. Да, негодяи есть везде… Нам необходимо восстановить доброе имя города»,- добавила наша собеседница.

Так считает и 23-летний Зайниддин Вохидов. «В каждом городе есть и хорошие, и плохие люди. Нельзя о всех жителей судить по нескольким преступникам»,- говорит он.

Под черной тенью. Как Нуреку смыть пятно «города радикальных взглядов»?

Исматулло Ашуров, бывший водитель, говорит, что убийство велотуристов для всех стало настоящей трагедией. «Вообще нападение на невинных людей – большой грех. Непростительный грех», — говорит он.

А Киёмиддин Раджабов вместе с другими дружинниками наступает на очередное ночное дежурство. Чтобы «враги мира и спокойствия» не нарушили покой нурекчан…

«Copyright (C) 2010 RFE/RL, Inc. Перепечатывается с разрешения Радио Свободная Европа/Радио Свобода»

 

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

19 − 9 =

Для отправки комментария, поставьте отметку, что разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных .

Лента новостей