Бакытали Нур сообщил, что он был задержан полицией в Китае в 2017 году и вскоре отправлен в лагерь «за посещение стран из списка террористических 24 государств». По его словам, китайская полиция заставила его жену сделать аборт, когда она была на шестом месяце беременности.

Основываясь на информации, изложенной в его письменном заявлении, эксперты опросили Нура о пытках в отношении молодого мужчины уйгурского происхождения.

— Однажды этого парня забрали из камеры в половине первого ночи и привели обратно четыре дня спустя. Его руки были парализованы. На следующий день начальник [учреждения] – китайский работник сказал мне: «Бакытали, у этого парня не работают обе руки, поэтому ты будешь водить его в туалет и кормить его». Так я помогал ему принимать пищу и справлять нужду. Там, где мы находились, были камеры [видеонаблюдения] и мы не могли разговаривать друг с другом. Поговорить удалось только в туалете. Помогая этому парню, я спросил его, куда его забирали. Он ответил: «Меня привезли в неизвестное мне место и держали там четыре дня подвешенным за руки. Сначала мои ступни не касались пола, но четыре дня спустя мои сухожилия растянулись и ступни коснулись земли. После этого мои руки перестали работать». «Бакытали, приподними мою рубашку», – сказал он. Когда я приподнял ее, то увидел, что всюду на теле у него следы от ударов электрошокером. Тогда парень сказал: «Дядя, не лучше ли умереть, чем переживать такое? Что я такого совершил?» Вся его вина заключается в том, что с друзьями он пошел на «мешреб», так называют у уйгуров [совместное общение и времяпрепровождение]. Его пытали, требуя «признать вину» и «рассказать, о чем говорили “террористы”», – сказал Бакытали Нур в суде, прослезившись.

Другой этнический казах Орынбек Коксебек, находившийся в китайском лагере, отвечая на вопросы в суде, сказал, что находился в лагере более четырех месяцев, после чего два месяца находился под домашним арестом.

«Меня посадили в тюрьму за незнание китайского и за то, что я являюсь гражданином Казахстана. Я не могу описать словами то, каким образом меня пытали», – сказал Орынбек Коксебек. Он сказал, что после возвращения в Казахстан, получал угрозы от неизвестных.

Вторая серия слушаний в Лондоне по делу о преследовании уйгуров, казахов, кыргызов и других тюркоязычных народов в Синьцзяне началась 10 сентября. Первая серия слушаний состоялась в июне 2021 года.

Судебный процесс, который международные СМИ называют «уйгурским трибуналом», изучает доказательства преследования тюркоязычных мусульман Китаем и оценивает действия Пекина в соответствии с Конвенцией о геноциде. Комиссия под председательством британского юриста Джеффри Найса в эти дни слушает показания свидетелей, ученых и экспертов.

По сообщениям британских СМИ, слушание не имеет юридической силы, но его организаторы надеются, что процесс даст оценку политике Китая по преследованию тюркоязычных мусульман.

В интервью Sky News председатель комиссии Джеффри Найс заявил: «Мы просто посмотрим на факты, рассмотрим закон и посмотрим, что было доказано». По его словам, китайских чиновников неоднократно приглашали на слушания, но ответа не последовало.

Правительство Китая ранее подвергало слушания резкой критике. Как сообщает Sky News, перед вторым слушанием на пресс-конференции в Пекине посол Китая в Великобритании Чжэн Чжэгуань назвал этот процесс «политической манипуляцией», направленной на дискредитацию Китая.

Международные организации и исследователи заявляют, что в Китае несколько лет продолжаются массовые репрессии в отношении коренных, преимущественно тюркоязычных и исповедующих ислам этносов. США, Канада и Великобритания назвали действия Китая в Синьцзяне «геноцидом».

Пекин отвергает обвинения, называя свои действия в Синьцзяне «внутренним вопросом» и «борьбой с экстремизмом», а лагеря – «центрами профессионального обучения».

Источник: www.centralasian.org