Однако в его преддверии казахстанские силовики продолжают преследовать политических активистов и провели очередные обыски как минимум у пятерых оппозиционеров. Ранее после каждых подобных обысков активистов увольняли с работы или выселяли из съемного жилья, и активисты говорят, что это снова повторяется.

Ракиля Рахат собирает вещи: хозяева квартиры, которую она снимала, после обысков потребовали от активистки освободить помещение.

"Мне, получается, надо съехать, а я еще даже не нашла себе жилье. В любом случае мне сказали, чтобы сегодня меня здесь уже не было", говорит она. Ранее из-за гражданской позиции девушку уже увольняли с работы, а теперь хозяева жилья тоже ей заявили, что не хотят проблем с правоохранительными органами.

"Я работала на двух работах. С этих двух работ меня уволили, — говорит Ракиля Рахат. – Теперь, получается, идет преследование меня за эту квартиру. Я даже не могу понять: что они хотят от нас? Если они не дают нам работать, если они не дают нам жить в квартире. Мы не можем, получается, зарабатывать и деньги, не можем жить. Что они хотят? Они хотят, чтобы мы бомжевали и молчали?"

Еще одну активистку, Бибигуль Имангалиеву, после проведенного у нее обыска начальство тоже попросило написать заявление об увольнении по собственному желанию. "Оказывают давление на работодателя. Вызвал моего работодателя и надавил, чтобы тот меня уволил, – говорит Бибигуль Имангалиева. – Видимо, было поставлено условие, чтобы я не выходила на митинги. А главный интерес у силовиков был к листовкам о разрешенном митинге. Они спрашивали: где вы их взяли?"

Правозащитник Галым Агелеуов, один из организаторов разрешенного митинга в Алматы, говорит, что речь идет о листовках с надписями "Шал каш": в переводе с казахского это значит "Старик, беги". Подобных лозунгов, говорит Агелеуов, в программе организаторов предстоящего митинга нет. Зато именно этим лозунгом очень интересовались представители городской мэрии во время разговора с организаторами акции.

"Наши – только белые листочки, на которых идет приглашение на митинг, – подчеркивает Агелеуов. – Все остальное – это уже не относится к митингу. Но мы поддерживаем любые приглашения на митинг. Главное, чтобы они были корректными".

По словам Агелеуова, выступить на митинге может любой казахстанец, запретных тем не будет, но выступление должно быть без угроз и оскорблений.

Правозащитник Данияр Хасенов, который ведет мониторинг незаконных обысков и арестов в Казахстане, уверен, что до 31 октября представители правоохранительных органов еще не раз придут с обысками к активистам. По мнению Хасенова, это делается для того, чтобы как можно меньше людей пришли на площадь.

"Мы знаем, что обыски уже были у пяти активистов в Алматы, и все обыски были без санкции суда, – подчеркивает он. – Мы знаем, что к шестому активисту также должны были выехать, но был у него обыск или не был, мы пока еще не знаем. Мы знаем, что в Алматы было два ареста на 15 суток: мы их называем "превентивные". То есть делается все, чтобы не дать активистам принять участие в этом митинге".

Источник: www.centralasian.org