«Азия-Плюс» решила узнать, на каких картах остановились Таджикистан и Кыргызстан, чем они отличаются, какие документы могут быть у Москвы и примут ли стороны предложение России по разделу госграницы.

архивное фото
Фото: Asia-Plus

В Астане 13 октября состоялась встреча глав России, Таджикистана и Кыргызстана, на которой обсуждалась ситуация на таджикско-кыргызской границе. О чем говорили за закрытыми дверями президенты трех стран не известно. По официальным данным, «стороны договорились решать все вопросы политико-дипломатическими средствами, а также активизировать деятельность правительственных групп по делимитации и демаркации госграницы в строгом соответствии с ранее достигнутыми договоренностями».

Только президент РФ Владимир Путин прокомментировал итоги встречи, назвав их очень полезными:

«Мы, не претендуя на какую-то посредническую роль, хотя, откровенно говоря, нас об этом просили, договорились о том, что и одна, и вторая стороны передадут нам соответствующие документы и их видение решения этой проблемы, а мы не только постараемся оценить эти предложения со своей стороны, но и используем для поиска решения имеющиеся в нашем распоряжении документы, которые могли бы лечь в основу возможных договоренностей. 

Мы поднимем эти документы, поднимем эти карты, посмотрим, и вместе с коллегами потом поищем решение», — сообщил Путин журналистам.

По его словам, в Москве больше достоверной информации о границах между союзными республиками, чем в самих союзных республиках.

В чем суть вопроса?

По словам экспертов, главная проблема в том, что стороны никак не могут договориться о том, какую карту взять в основу для дальнейшего определения госграниц: каждая сторона при определении границ руководствуется советскими картами разных лет, настаивая на выгодных для себя условиях. 

Насколько известно, Таджикистан готов обсуждать вопрос границ на основе следующих правовых документов и карт:

Нужны ли третейский судья и силы ОДКБ на таджикско-кыргызской границе?

— карта 1924 года. В этом году впервые граница между Исфаринским районом и Баткенским районом, в то время Кара-Киргизской автономной областью в составе Российской Федерации, была определена постановлением ЦК Коммунистической партии большевиков;

— карта 1927 года. Было принято постановление заседания Президиума ЦИК СССР от 04.05.1927 года. Данное Постановление было принято к сведению Постановлением Президиума ЦИК Узбекской ССР от 23.05.1927 года №15/4 и Постановлением Президиума ЦИК Киргизской АССР от 07.06.1927 года №27;

— документ, определяющий границу между Исфаринским районом и Баткенским районом, который был принят Совнаркомом СССР в 1947 году при уточнении разночтений в определении линии прохождения межреспубликанской границы между Узбекистаном и Кыргызстаном. 

На основе этих документов и карт джамоат Ворух Таджикистана никак не является аклавом на территории Кыргызстана. Более того, большинство ныне спорных территорий находятся на территории Таджикистана, и границы РТ уходят вглубь нынешних границ КР.

В свою очередь, Кыргызстан берёт за основу карты 1958-1959 и 1989 годов, где Ворух считается анклавом, и большинство спорных участков находится на территории КР. 

Кыргызская сторона, также опираясь на Алматинскую декларацию (1991 г.) о независимости, неприкосновенности и территориальной целостности бывших стран СССР, предлагает провести линию госграницы по фактическому её использованию и воздерживается от признания госграниц согласно нормативным актам современного времени.

Карта таджикско-кыргызского приграничья 1989 года, где жёлтым цветом отмечена территория, принадлежавшая Таджикистану до 1953 года.

Односторонняя ратификация и захват территорий

Таджикская сторона, в свою очередь, говорит, что решение паритетной комиссии 1989 года не прошло необходимые юридические процедуры и не может быть признано в качестве нормативно-правового акта.

«Мы признаём карты 1924 и 1927 годов, потому что только они являются официальными документами, которые имеют юридическую силу. А карты, предлагаемые Кыргызстаном, не признаются нами, потому что там внесены изменения в одностороннем порядке и не имеют юридических оснований», — говорит экс-мэр города Исфара Таджикистана и неоднократный участник межправительственных переговоров Мирзошариф Исломидинов.

В качестве примера он приводит результаты межправкомиссии 1989 года, которые не были ратифицированы Таджикистаном, несмотря на давление со стороны КПСС.

«После конфликта 13 и 14 июля 1989 года, по поручению руководства Союза была создана паритетная комиссия. Проработав несколько дней, она предложила протокол, который состоял из нескольких предложений. Но жители не приняли их и несмотря на давление со стороны КПСС, тогдашнее руководство страны не подписало протокол, наш парламент не ратифицировал. Но соседняя страна в одностороннем порядке ратифицировала протокол и сегодня предлагает на основе этого документа определить линию госграниц между странами», — разъяснил Исломиддинов.

В том же году, по словам экс-мэра, по поручению руководства Совета Национальностей Верховного Совета Союза ССР в Исфару была направлена авторитетная депутатская комиссия из числа трёх депутатов Верховного Совета СССР.

Как добиться долгосрочного миростроительства в вопросах границ?

По итогам своей поездки, дополнительно изучив все имеющиеся архивные документы в Москве, группа представила заключение, подтверждающее правоту таджикской стороны, то есть они тоже признали, что результаты паритетной комиссии не являются справедливыми, и Ворух никогда не был анклавом и исторически напрямую соединялся с Исфаринским районом по территории, принадлежащей таджикской стороне.

Таджикский журналист и эксперт по приграничным вопросам Негматулло Мирсаидов говорит, что если поднимать исторические документы и карты — более 2,1 квадратных километров территории Таджикистана отошли к Кыргызстану.

«По данным правительства Таджикистана, в период с 1924 по 1989 года незаконно 2,1 кв. км территории Таджикистана отошли Кыргызстану. По большей части, волевым решением Кремля. Вообще, территория Кыргызстана в период с 1936 года по 1989 годы расширилась на 3000 кв. км. за счет, прежде всего, земель вокруг Сохского района Узбекистана и Исфаринского района Таджикистана. Достаточно взглянуть на официальные сведения, сколько составляла площадь этой страны в 1936, 1959 и 1989 годах», — отметил Мирсаидов.

В качестве доказательства он приводит карту таджикско-кыргызского приграничья 1989 года, где жёлтым цветом отмечена территория, принадлежавшая Таджикистану до 1953 года.

Без компромисса не получится

По словам Исломиддинова, проблемы на границе остались нам от Советского Союза и, соответственно, Россия, как правопреемник СССР, должна решить эти вопросы, точнее исправить ошибки тех времён и поэтому роль России сейчас очень важная. Но он сомневается, что кыргызская сторона готова принять решение или предложение Москвы.

«Я думаю, Кыргызстан не готов принять решение Москвы, если оно будет исходить из юридических документов. Потому что кыргызская сторона присвоила очень много наших земель и не готова отдавать их обратно. А мы ни одного метра их земли не захватили и хотим вернуть наши земли. Учитывая это, Россия может сказать, что исторически и по документам дело обстоит так, но давайте пойдем на уступки. Без уступок с обеих сторон сложно будет согласовать линию границы», — отметил Исломиддинов.

Негматулло Мирсаидов тоже считает, что без уступок не обойтись.

«Насколько я понимаю, Россия пока не выступает в роли судьи, а лишь предлагает изучить документы и предложить своё видение. Примут ли стороны предложение Москвы зависит от того, каким оно будет, в чью пользу. Исходя из этого, Россия может призвать стороны пойти на уступки 50 на 50, то есть, чтобы в решении вопроса учитывалось 50% претензий Таджикистан и 50% претензий Кыргызстана», — предполагает эксперт.

О посреднической роли Москвы и ее результатах, а также о картах уже высказались и другие эксперты. Так, по словам таджикского политолога Парвиза Муллоджанова, вероятно, Путин говорил о картах Генштаба, большая часть которых была засекречена. 

Таджикистан и Кыргызстан снова договорились активизировать делимитацию и демаркацию госграниц

«Это, возможно, единственная карта, которую могут не иметь Бишкек и Душанбе. Но эти карты тоже могут отличаться друг от друга. Те же карты Генштаба разные. Какую из них найдет Москва — тоже вопрос. В качестве примера можно привести диспут между Арменией и Азербайджаном. В Москве нашли карты Генштаба, которые больше подходили для азербайджанской стороны, соответственно, в Армении отказались признавать эти карты», — сказал политолог в интервью с «Радио Азаттык».

По его словам, в любом случае карты будут в пользу той или иной стороны, и одна сторона всегда может сказать, что соседняя республика или Москва не смогли предъявить все карты или предъявила лишь удобный для себя документ.

«Например, Москва может рассориться с кем-то и откуда гарантия, что она не предъявит карту, которая ей сейчас наиболее выгодна? Здесь возникает вопрос доверия. Карты вряд ли решат эту проблему. Мы уже пытались таким образом решить. Обе стороны предъявляли свои карты и пришли к выводу, что у них нет никакого совпадения», — заключил политолог. 

Читайте нас в Telegram, Facebook, Instagram, Яндекс.Дзен, OK и ВК.     

Источник: AsiaPlustj.info