Казахстанские власти, по данным исследователей, сосредотачивали свои усилия в основном на деятелях политической оппозиции, в частности входивших в ближайший круг Мухтара Аблязова, бывшего министра и экс-банкира, обвиненного на родине в хищениях миллиардных сумм. В качестве примера приводится вызвавший протесты международной общественности инцидент с незаконным задержанием и вывозом жены и несовершеннолетней дочери политика в 2013 году из Италии в Казахстан. Им разрешили выезд из Казахстана спустя шесть месяцев.

Также среди очевидных случаев преследования приводится выдача Бишкеком по запросу казахстанских властей блогера Муратбека Тунгишбаева, прошение о предоставлении политического убежища которого на тот момент находилось на рассмотрении в государственной миграционной службе Кыргызстана. Ему вменили причастность к запрещенному в стране движению «Демократический выбор Казахстана» (ДВК, созданное Мухтаром Аблязовым, признано в марте 2018 года казахстанским судом «экстремистской» организацией, в резолюции Европарламента 2019 года ДВК называется «мирным оппозиционным движением»). Тунгишбаев заявлял о политическом характере преследования.

Также в докладе говорится, что задержаниям подвергались люди из окружения политика в Европе — с использованием так называемых «красных» циркуляров Интерпола. Как утверждается в докладе, Казахстан, Узбекистан, Таджикистан и Азербайджан, наряду с Россией, активно пользуются уведомлениями Интерпола об объявлении в международный розыск.

Авторы доклада подробно останавливаются на шести странах — Китае, Турции, Руанде, Саудовской Аравии, России и Иране, — которые, по оценкам экспертов, осуществляют наиболее «интенсивные кампании транснациональных репрессий». Однако Казахстан в нем также упоминается в числе стран, которые задерживали на своей территории представителей меньшинств Китая.

В прошлом году несколько казахов из Синьцзяна получили временный статус беженцев. Двое из них, по данным правозащитников публично заявлявшие о «лагерях перевоспитания» в Синьцзяне, в прошлом месяце подверглись нападениям в Алматы и пригороде столицы.

По оценкам авторов доклада, все государства в регионе, которые занимаются транснациональными репрессиями, могли оказывать давление на неугодных также через опосредованные и цифровые угрозы. Казахстан и Россия, как отмечается, использовали шпионское программное обеспечение для слежки за уехавшими. Кыргызстан использовал цифровое наблюдение внутри страны.

Источник: www.centralasian.org