В своем годовом отчете комиссия пришла к выводу, что нарушения, совершенные в Узбекистане в 2020 году, были «достаточно серьезными для включения страны» в этот список.

Госдепартамент США исключил Узбекистан из черного списка 2 декабря прошлого года. Соединенные Штаты тогда похвалили Узбекистан за «реальный прогресс» в области свободы вероисповедания.

Между тем, согласно американскому изданию Foreign Policy, правительство Шавката Мирзияева сталкивается с проблемой сохранения баланса между контролем свободы вероисповедания и открытостью.

В своей статье в Foreign Policy журналист Агнешка Пикулицка сообщает о том, что в марте около 100 человек собрались в Ташкенте на насильственный митинг против прав ЛГБТ. Десятки людей, выкрикивая «Аллаху Акбар», искали членов ЛГБТ-сообщества и направились к главной площади города. Протестующие жестоко избили как минимум двух подростков, оказавшихся на их пути.

Накануне этого в сети состоялась онлайн-дискуссия между консервативными религиозными комментаторами и активистами ЛГБТ по поводу призывов к внесению изменений в Уголовный кодекс Узбекистана. Согласно Уголовному кодексу Узбекистана, однополые отношения преследуются уголовно. В тот же день Миразиз Бозоров, блогер по правам ЛГБТ, был избит неизвестными в масках перед своим домом.

Хотя правоохранительные органы расследуют нападение, власти обвинили Бозорова, который критиковал правительство, в подстрекательстве к беспорядкам. После митинга общественные деятели выступили с осуждением ЛГБТ-сообщества. Через несколько дней после этого Комил Алламжонов, которого считают неофициальным представителем президента Узбекистана Шавката Мирзияева, написал в Твиттере: "Конечно, права человека — это важный вопрос и каждый гражданин, вне зависимости от своих взглядов, находится под защитой государства. Но в нашей стране, где большинство мусульман, общество не принимает мужчин и женщин с нетрадиционной ориентацией. Наша священная религия, наша культура не позволяют этого".

Насильственный митинг в Ташкенте и реакция правительства на него отражают быстрые изменения в религиозном ландшафте Узбекистана. С приходом Мирзияева к власти в 2016 году в стране произошли политические изменения. "Новые голоса появились на когда-то заблокированных онлайн-платформах. После многих лет угнетения при предыдущем режиме набожные мусульмане теперь могут обсуждать свою религию в публичной сфере, и религиозность, похоже, растет", — отмечается в статье.

Политические события также предоставили комментаторам основу для строгого толкования ислама. Некоторые призывают сделать хиджаб обязательным, ввести законы шариата и запретить праздники, такие как Навруз, отмечающий начало весны.

Перед правительством Мирзияева встала задача найти баланс между открытостью и контролем религиозного самовыражения. Государство по-прежнему контролирует деятельность, которую считает радикальной.

События прошедшего месяца вызвали обеспокоенность правозащитных организаций. Эксперты говорят, что насилие и преследования групп меньшинств могут обостриться, если нынешняя среда не будет осуждена государством. Это может нанести ущерб развивающимся отношениям между Узбекистаном и международным сообществом. Новая позиция правительства резко отличается от прежнего режима Узбекистана. Бывший президент Узбекистана Ислам Каримов, находящийся у власти почти 30 лет, боролся против всех религиозных движений, отклоняющихся от официального толкования ислама. Служба безопасности следила за набожными мусульманами, которых иногда сажали в тюрьму только за то, что мужчины отпускали себе бороды.

Каримов запретил призыв к молитве в мечетях и запретил женщинам носить хиджаб. Тысячи имен были занесены в "черный список" по подозрению в религиозном экстремизме.

В то время, когда Соединенные Штаты вели войну с террором, Каримов изначально стал для Соединенных Штатов важным региональным партнером, предлагая способы борьбы с определенными исласкими группировками, включая применение жестоких пыток.

Мирзияев, избранный после смерти Каримова в 2016 году, отказался от наследия Каримова и приступил к политическим реформам, чтобы открыть Узбекистан для иностранных инвестиций. Он освободил ряд видных религиозных заключенных, оправдав мусульманских священнослужителей, которые когда-то были осуждены за экстремизм.

В 2017 году правительство исключило 16000 имен из печально известного "черного списка". В декабре прошлого года Госдепартамент США исключил Узбекистан из списка стран, вызывающих особую озабоченность в связи с нарушениями свободы вероисповедания.

Без глубокого социологического исследования сложно определить уровень религиозности в Узбекистане. Однако по всей стране строятся новые мечети, и религиозное возрождение особенно заметно в Ташкенте. Несколько лет назад хиджаб был редкостью в столице, но сейчас многие женщины покрывают волосы.

Те, кто покинул Узбекистан во время правления Каримова, удивлены тем, что страна так быстро открывается и разрешаются неофициальные формы ислама.

Число религиозных блоггеров также увеличивается. После стольких лет репрессий, вероятно, следует ожидать религиозного возрождения в Узбекистане и расцвета неформальных толкований ислама. Но, по словам Виктора Михайлова, руководителя Центра изучения региональных угроз в Ташкенте, рост числа людей, изучающих ислам в Интернете в отсутствие надежного религиозного руководства, может привести к радикализации.

«Свобода толкования часто является топливом для политического ислама, и тот факт, что люди начинают утверждать, что исламу нет альтернативы, означает, что ислам должен занять место светского государства», — сказал он.

В ближайшие годы перед правительством стоит непростая задача.Оно не может оставлять без внимания растущее движение верующих, которые распространяют толкования ислама за пределами своей сферы контроля.

Источник: www.centralasian.org