Организация также заявила в своем отчете, что заявивший об этом активист был избит.

В начале пандемии международные финансовые институты внесли взносы в Антикризисный фонд Узбекистана, в том числе Азиатский банк развития, который предоставил займы на сумму более 600 миллионов долларов.

Координатор Bankwatch Network Нина Лесихина сказала, что из-за отсутствия прозрачности практически невозможно проверить, как Узбекистан тратит деньги на коронавирус. Однако она отметила, что они выявили ряд «тревожных тенденций в области коррупции» в этом отношении.

"Например, три компании, предположительно связанные с президентом Узбекистана Шавкатом Мирзияевым и мэром Ташкента Джахонгиром Артыкходжаевым, получили крупнейшие контракты на строительство медицинских учреждений. Это Enter Engineering, “Обод шахар куриш” и “Узтемирйулкурилишмонтаж”.

Из-за отсутствия тендеров на эти проекты и отсутствия эффективных механизмов общественного контроля над правительством в Узбекистане и практически независимых СМИ такие дела ставят под сомнение объективность и независимость решений Фонда в пользу этих компаний», — сказала Лесихина.

По данным организации, в некоторых регионах, в том числе в городе Ташкенте, закупка объектов здравоохранения значительно превысила потенциальный спрос населения.

Выяснилось, что общая стоимость закупленных средств индивидуальной защиты в Ферганской области почти в три раза выше, чем в среднем по стране.

«Правительства провинций с очень плохой системой здравоохранения использовали свои средства на немедицинские цели, такие как строительство коммунальной инфраструктуры. Эти аспекты указывают на то, что средства были потрачены впустую. Блогеров и активистов, заявляющих о непрозрачности управления кризисным фондом, заставляют молчать. Например, избитый блогер Миразиз Бозоров одним из первых сообщил об этом. В июле 2020 года он написал открытое письмо Азиатскому банку развития (АБР) и Всемирному банку, которые предоставили Фонду займы на 600 миллионов долларов, с призывом приостановить оказание помощи до тех пор, пока в Ташкенте не появятся четкие механизмы противодействия коррупции. Бозоров также опубликовал полный отчет о том, как были потрачены деньги. Что случилось в конце? Бозоров был жестоко избит. Его также привлекли к ответственности за свою деятельность», — сказала Нина Лесихина.

В июле 2020 года Bankwatch Network и Бозоров подали жалобу руководству АБР, его ташкентскому офису и Управлению по борьбе с коррупцией организации, утверждая, что это подтвержденная или предполагаемая кража.

Однако офис АБР в Ташкенте заявил, что обвинения необоснованны, и в сентябре 2021 года решил не расследовать первоначальные обвинения в коррупции.

Bankuotch Networks заявляет, что ожидает ответа на запрос Азиатского банка развития (АБР) в связи с обвинениями в незаконном присвоении средств в Узбекистане.

«Офис ADB в Ташкенте не ответил на наше обращение. 5 ноября мы отправили отчет в Управление по расследованию коррупции банка. Они сказали, что изучают это.

Прежде чем вкладывать средства в такое авторитарное государство, как Узбекистан, Банк должен изучить отсутствие прозрачности, свободы слова и собраний, репрессий против правозащитников и ограничений на регистрацию НПО в этой стране, а также призвать правительство решить эти проблемы. В противном случае средства будут разграблены, а цели развития банка будут поставлены под сомнение», — сказала Нина Лесихина.

Антикризисный фонд создан указом президента Узбекистана Шавката Мирзияева от 19 марта 2020 года. Из средств внешнего кредита в размере 1 миллиарда долларов в Фонд было направлено 10 триллионов сумов (более $932 млн).

В ходе расследования на основе документов, собранных из открытых источников, было подтверждено, что большая часть этих средств была переведена на счета монополистических компаний, которыми управляют олигархи и близкие к Мирзияеву чиновники, по схемам, легализованным указами президента и премьер-министра.

Правительство Узбекистана заявило, что использует кредит АБР для покупки машин скорой помощи и медицинского оборудования. Все кредиты международных финансовых институтов будут погашаться из бюджета.

Ранее Минфин Узбекистана сообщал, что по состоянию на 1 апреля 2021 года государственный долг составляет 23,2 миллиарда долларов, или 40,1 процента ВВП.

Источник: www.centralasian.org