Судья Рамазанова заявила, что решение апелляционного суда вступит в силу немедленно и что Бокаев имеет право подать жалобу в Верховный суд.

По мнению Макса Бокаева, поправки 2018 года к закону о выборах, одобренные мажилисом и сенатом и подписанные президентом Токаевым, нарушают право граждан быть избранными в местный представительный орган, маслихат, и ликвидируют институт самовыдвижения в Казахстане.

— В соответствии с законом «О выборах» 1995 года можно было баллотироваться в маслихат. Даже если бы я не прошел, в 2016 году я выдвинул свою кандидатуру. Теперь мы лишились этой возможности. Для того чтобы участвовать в выборах в маслихат, нужно быть членом одной из шести [официально зарегистрированных] политических партий. Мне, например, не нравится ни одна из этих партий. Одним словом, у нас нет права участвовать ни в каких выборах, — заявил Бокаев.

По словам судьи Рамазановой, жалоба Бокаева безосновательна.

— Президент, председатели сената и мажилиса не принимали каждый законодательный акт самостоятельно, закон принимался коллегиально. Кроме того, принятый ими акт не нарушил личные права или законные интересы истца, — заявила судья.

Ранее, 26 апреля, судья первой инстанции Есильского районного суда города Нур-Султана Айгуль Аяпбергенова отказала в принятии иска, постановив, что действия президента, спикеров палат парламента при осуществлении ими своих полномочий не могут быть предметом рассмотрения в суде. Миссия президента, по словам судьи, — «определять основные направления внутренней и внешней политики государства и представлять Казахстан внутри страны и в международных отношениях».

— Судья Аяпбергенова написала в конце постановления, что я имею право обжаловать [решение] коллегии апелляционного суда. Я воспользовался этим [правом] и подал жалобу, — говорит Бокаев.

Бокаев впервые подал иск с требованием отменить поправки к выборному законодательству в суд Атырау в конце марта. 1 апреля активисты обратились в столичный суд после того, как суд в Атырау вернул иск по нескольким причинам, в том числе из-за того, что ответчики Токаев, Ашимбаев и Нигматулин находились в Нур-Султане.

Активисты Талгат Аян и Макс Бокаев были инициаторами массового митинга в Атырау в апреле 2016 года, участники которого выступили против спорных поправок к земельному кодексу, разрешающих продажу земли и передачу ее в длительную аренду иностранцам. После митинга в Атырау аналогичные акции прошли в других городах, и власти вынуждены были объявить мораторий на вступление в силу поправок. Бокаев и Аян были взяты под стражу, в ноябре 2016 года активистов приговорили к пяти годам лишения свободы каждого по обвинению в «возбуждении розни», «распространении заведомо ложной информации» и «нарушении порядка проведения митинга». Они отвергли обвинения как политически мотивированные.

  • В апреле 2018 года Аян досрочно вышел на свободу, ему заменили оставшийся срок на ограничение свободы, которое было затем отменено в июле 2019 года. Бокаев, признанный правозащитниками политическим заключенным, отказался просить о досрочном освобождении. Он отбыл назначенное ему наказание полностью и освободился в начале февраля этого года. Власти установили административный надзор в отношении Бокаева, сам он считает наложенные на него ограничения (предусматривающие в числе прочего запрет на общественную деятельность, участие в митингах, дебатах) незаконными.

Источник: www.centralasian.org